Как покемоны занимались бы сексом

Все любят покемонов. PokémonGo загрузили более 15 миллионов человек, и многие из них, вероятно, возрождают свою детскую любовь к затягивающим японским мультикам. Такое ощущение, что покемонов ловят, тренируют, разводят и развивают почти все. Эти создания могут казаться до неловкости, до боли настоящими: мы наблюдаем за тем, как они вырастают из яиц в неуклюжих рыбок или что-то в этом роде, а затем – в мощных, приковывающих внимание монстров, с реальным, истинным состраданием.

Но как покемоны совокупляются? Это мой единственный вопрос.

Узнать ответ на этот вопрос, пообщавшись с Nintendo, невозможно. (Я пытался, но не получил ответа.) Google также бесполезен, потому что в итоге просто узнаёшь о вышедшей в 2015 году порно-пародии на Pokémon под названием Strokemon (слоган: «Поимей их всех!»), в которой есть сцена, где Эш и Мисти устраивают тройничок с Пикачу. Я обратился в Woodrocket, программную компанию, создавшую Strokemon, чтобы спросить, искали ли там какую-то информацию о том, как покемоны совокупляются. Некий представитель Woodrocket написал мне текстовое сообщение: «Лол, нет».

Ладно, так что же мы знаем из игр? Все покемоны откладывают яйца. Два покемона могут создать яйцо вместе, если они противоположного пола и принадлежат к одной и той же «яйцевой группе» (это расплывчатые категории чем-то похожих покемонов с названиями вроде «Волшебные», «Минеральные», «Жуки» и «Наземные»). В оригинальных играх парочку нужно оставлять вместе в центре дневного ухода за покемонами, а затем вернуться за яйцом. В Pokémon Go яйца просто находят без какого-либо объяснения. Разумеется, разработчики игры не хотели, чтобы вы думали о том, как двое Пикачу сходятся с целью сделать третьего. Ивсёже…

«Подозреваю, что к [сексу] различные покемоны подходят множеством различных способов», – заявил Т. Райан Грегори, эволюционный биолог и зоолог, управляющий Лабораторией геномного разнообразия Грегори в Университете Гвельфа, что в Онтарио. Он любезно ответил на мой звонок и даже согласился использовать скудные уже имеющиеся сведения о покесексе в качестве отправной точки для «реального создания каких-то гипотез насчёт того, что можно отыскать с наибольшей вероятностью».

То, что все покемоны откладывают яйца, логично с эволюционной точки зрения, поведал мне Грегори. Если покемоны разгуливают целый день в попытке отыскать других покемонов для боя, заметил он, «с продолжительным периодом беременности было бы очень трудно. Внешние яйца были бы гораздо целесообразнее». Однако то, что все покемоны откладывают яйца, также даёт нам подсказку: между ними существует некая общность, которая позволила бы породам покемонов из типов с совершенно разной внешностью давать общее потомство. По словам Грегори, «все они проходят очень похожую раннюю стадию – стадию яйца, – а затем, на более позднем этапе развития, появляются их различия».

Учитывая всё это, Грегори сказал, что, по его мнению, большинство покемонов, вероятно, занимаются сексом одним из двух широких способов. Многие покемоны обладают двусторонней симметрией, которую Грегори определяет как «две одинаковые стороны, голову впереди и пятую точку сзади», а также набор гениталий между ног. Большинство двусторонне симметричных животных занимаются внутренним оплодотворением, оно же – секс с проникновением пениса в вагину. Значит, по сути, любой покемон, у которого как бы есть ноги, руки и голова, также, вероятно, обладает гениталиями и, вероятно, пользуется этими гениталиями известными нам способами. Иными словами, есть вероятность, что Strokemon более точен, чем рассчитывали его создатели.

Когда имеешь дело с такими покемонами, как Клойстер (похожий на устрицу) или Беллспраут (как бы похожий на цветок), у которых этой самой двусторонней симметрии нет, дело усложняется. Представители этих пород, вероятно, занимаются сексом посредством внешнего оплодотворения, при котором самка покемона могла бы откладывать яйцо, оплодотворяемое самцом, а он при этом либо выстреливает спермой в яйцо, либо осуществляет оплодотворение посредством нереста вразброс, при котором, по сути, самцы «повсюду обильно стреляют спермой, которую затем принимают самки».

Джош Данлоп, автор концепт-артов, создающий реалистичные версии покемонов, рассказал мне, что, по его мнению, безногие покемоны Странного яйцевого типа вроде похожих на призраков Гастли и Коффинга, вероятно, практикуют похожую, хотя и более сказочную форму внешнего оплодотворения: самец покемона вносит свою сперму, проскальзывая сквозь яйца самки. А кто с ним поспорит?

Оказывается, яйцевые группы покемонов (связанные между собой сети обладающих физическим сходством покемонов, способных спариваться друг с другом в игре) также могут объяснить, как покемоны со столь разными стилями секса могли бы существовать в пределах одной базовой таксономии. Яйцевые группы, заявил Грегори, на самом деле довольно похожи на встречающееся в природе явление под названием «кольцевые виды». Он описывает это явление как «серию связей, объединяющих два предмета, которые кажутся совершенно разными». Каждая яйцевая группа является «кольцом» в сети, говорит он, и если бы вам пришлось выбрать двух покемонов наугад (скажем, Сквиртла и Рапидаша), они, возможно, и не смогли бы дать общее потомство, но их можно было бы связать друг с другом через ряд покемонов, способных давать общее потомство. В данном примере Сквиртл входит в яйцевые группы «Монстры» и «Водяные 1», а это значит, что Сквиртл мог бы давать потомство с любым другим представителем этих яйцевых групп. Сведите вместе Сквиртла и Райхорна (представителя яйцевых групп «Монстры» и «Наземные»), и они смогут создать яйцо. А поскольку Рапидаш также входит в яйцевую группу «Наземные», он тоже может давать общее потомство с Райхорном.

Однако я отклоняюсь от темы. Полагаю, вы хотите узнать, у каких покемонов есть члены. У покемонов, практикующих внешнее оплодотворение, их, вероятно, нет, однако у некоторых покемонов со внутренним оплодотворением, по словам Грегори, «они могут быть очень стрёмными. У уток пенисы изогнутые и очень длинные, а у котов – шипастые. Если взглянуть на определённых насекомых, то у их самок есть особые формы для черпания спермы у самцов, в то время как у других насекомых пенисы отламываются». «На наши деньги» получается, что у Псайдака член спиралевидный, у Мьюту – шипастый, а у Пинсира он может быть таким, чем бы ни была эта хрень.

На здоровье.