Как это провезти 700 грамм кокаина в своем желудке

Несколько лет назад одна из моих двоюродных сестёр некоторое время работала наркокурьером. Она летала из Кюрасао в Европу с набитым пластиковыми шариками, наполненными ямайским кокаином, животом и чемоданом, и оставила эту деятельность лишь после того, как её на этом поймали. Я хотела узнать больше о её истории незаконной перевозки наркотиков, так что я отправилась к ней домой чтобы поговорить.

Впустив меня, Шэрон* присела на черный кожаный диван и сказала мне, что не понимает, что меня так заинтересовало в её истории. «Я не понимаю, что такого особенного в глотании наполненных коксом шариков», — заявила она. Шарон, наполовину голландка, наполовину суринамка, выросла в очень маленьком городке, но болтаться на улицах Амстердама начала в 13 лет. «Там где я жила были только голландцы. Я ненавидел это. Мне хотелось гулять с людьми, которые выглядят как я».

Она нашла каких-то друзей в пригороде столицы, которые показали ей кокаин и научил грабить людей. Её мать отчаянно пытался отгородить её от криминального мира, но без особого успеха. «Она дала мне выбор: или я возвращаюсь в Суринаме или перехожу в очень строгую школу. Я выбрала школу, потому что я знала, что в Суринаме меня ничего не ждет», — рассказывает она.

В конце концов её исключили со школы, она попала в тюрьму для несовершеннолетних а, потом и для взрослых за «грабежи и тому подобное». В 2001 году, после освобождения, Шэрон отправилась на небольшой карибский остров Кюрасао, потому что слышала, что с острова легко можно привезти кокаин контрабандой. План состоял в том, чтобы подобрать сразу за таможенным контролем чемодан кокса и ввезти его в Нидерланды.

«Людей, которые должны были меня встретить, на месте не оказалось, так что я решила ничего не предпринимать и просто остаться на острове на некоторое время», — рассказывает она мне. По её словам, в Кюрасао люди постоянно интересовались не хотела бы она переправить для них кокаин. Очевидно, что Шэрон была легкой мишенью: она была не из Кюрасао и у неё не было там семьи. «Многие будут просить вас перевезти кокс, если узнают, что вы из Голландии. Но я всегда отвечала им, что такое дела не буду. Ну, до тех пор, пока я не повстречала подругу, которую знала с детства», — Шэрон пожала плечами. «Она спросила меня, могу ли я провезти для неё кое-что, и я решил сделать это. В то время все таким занимались. В каждом самолёте было, по крайней мере, десять или двадцать человек, перевозящих на себе наркотики. В Кюрасао даже маленькие старые бабушки занимались продажей наркотика».

Чтобы проверить как всё работает, Шэрон проглотил один заполненный кокаином шар. Он прошёл вниз без проблем, так что она решилась проглотить 70 шариков или около того. Каждый шар содержал десять граммов кокса, и ей заплатили 1000 гульденов (около $550) за сто граммов. Кокаин был упакован в пластик, затем завернут в слой латекса (от перчаток) и заклеен особого рода упаковочной лентой, а потом ещё раз завернут в дополнительный слой пластика и латекса. «Это было действительно хорошая упаковка. Хотя некоторые с трудом справлялись с их проглатывание. Они пытались глотать вместе с кусочками моркови, или чем-то ещё», — рассмеялась она.

К сожалению, шарики с кокаином не всегда надёжно запаковывают. Друг Шэрон умер в возрасте 19 лет, после того как один их шариков лопнул в его животе. «Он перевозил чистый кокс. Я глотала только варенный, который не должен вас убить, если что. По крайней мере, так мне говорили», — рассказывает она. «На самом деле, я видела как многих перевозчиков отправляли в комнату неотложной помощи».

Прежде чем проглотить их, Шэрон проверяла каждый шар, кладя его в ведро с водой. Если шар опускался на дно, его следовало перепаковать. «Это не так уж сложно», — заверяет она меня. Переправка наркотиков казалась Шэрон хорошим занятием — она хотела вернуться в Голландию, а это занятие сулило бесплатный билет на самолет.

По словам Шэрон, в свою первую ходку она совсем не нервничала. Она просто стояла терпеливо в очереди в аэропорту рядом с теми, у кого в животах также как и неё лежал груз, а затем легко прошла через таможню. «Они уделяют много внимания людям, которые не едят. Я думаю, это потому, что, по их мнению, вы не можете есть, когда у вас кокаин в желудке. Но я просто что-то кушала, как я всегда делаю», — продолжает она. «Важно также не выглядеть напуганным или показывать признаки того, что вы нервничаете. Они задавали тучу вопросов, но я просто отвечала, как делаю это обычно. Я даже спросил их, должна ли я раздеться или сделать что-то подобное, чтоб они завершили свои проверки».

В отличие от других курьеров, Шэрон никогда не приходилось принимать шарики во время полёта. Если такое происходит, курьерам приходится мыть и глотать их снова. «Это не улучшает запах изо рта», — говорит она.

После приземления, Шэрон выводит шарики с кокаином при помощи специального слабительного шоколада. Как только они вышли, вы должны немедленно передать их дилерам. «Если вы этого не сделали, значить вы в большой беде», — не то, чтобы Шэрон когда-либо испытывала подобные проблемы с дилерами. Наибольшим её приближением к катастрофе была история о 18-летнем парне, у которого шары застряли в желудочно-кишечном тракте. Его прооперировали, и хирург передал груз, но не малыша, в полицию. Даже в таких ситуациях врачи должны придерживаться клятвы Гиппократа.

Она вспомнила и о другом случае, когда она должна была привезти чемодан с наркотиками из Ямайки. «Это было довольно легко», — утверждает она. «Они подкупили людей на таможне. В Голландии, другой курьер взял мой чемодан, и мы прошли мимо таможни вместе. Мне на самом деле не пришлось ничего делать». Ямайка не считается «страной с высоким уровнем риска», потому не каждый рейс проверяют. Поездка принесла ей £2,700 [$4,100].

Сегодня Шэрон сидит на социальном пособии, и это далеко не те деньги, которые она привыкла зарабатывать. Каждый раз, когда переправка проходила успешно, она благодарила себя шоппингом.

Понятное дело, возможно, неожиданно, но в конечном итоге случился факап, и Шэрон поймали в 2007 году. В тот раз, вместо того, чтобы глотать наркотики, она сложила их в полый фаллоимитатор и спрятала его у себя во влагалище. «Я думала, они просветят на рентгене только мой живот, но они просветили и там», — рассказывает она, указывая на свою промежность. «Они не сажают в тюрьму, если вы несёте менее трех килограммов. Вам прото нужно поговорить с копами, а затем вы можете уходить. Я даже не знаю как выглядет внутри полицейский участок».

Шэрон сразу разрешили вернуться в Нидерланды. «Мне было стыдно перед моей мамой, потому что ей пришлось покупать билет на самолет для меня», -говорит она мне. В качестве наказания, власти заблокировали её паспорт, и ей было запрещено летать в течение года. Её мать решила, что может помочь Шэрон поменять жизнь, и привела её домой.

Шэрон скучает за старыми временами, но, безусловно, не за контрабандой. Она слышала, что теперь всё стало гораздо сложнее. «Рейсы из Колумбии и Кюрасао сейчас проверяются более тщательно», — говорит она. «Я слишком мало знаю о новых методах. Я, конечно, не возьмусь за это снова». Казалось, она говорила искренне.

«Что еще вы хотите знать? Я сказал вам, что это не сильно интересно», — она зевнула и мы закончили наш разговор.