Как ООН использует виртуальную реальность

Я стою на крыше заброшенного здания в городе Монровия, Либерия. Мой взор медленно перемещается с заходящего солнца на мужчину рядом со мной, бренчащего на самодельной гитаре. Ему подпевает молодая женщина по имени Диконтэ Дэвис, выжившая после пандемии Эболы, которая терзала Западную Африку с 2013 года. Она только что завлекла меня на душещипательное путешествие по её жизни тут, в Либерии, включая больницу, где благодаря её иммунитету она может ухаживать за больными без риска подхватить инфекцию.

Для меня тоже нет риска — в действительности мы с ней на самом деле даже не тут. Это заключительная сцена документального фильма для виртуальной реальности, в которую я погрузился за последние шесть минут, любезно предоставленной Организацией Объединённых Наций.

«Волны милосердия»– это второй фильм из серии короткометражных фильмов, созданных совместно кинематографистом Крисом Милком и видео-приложением для виртуальной реальности «Vrse». Это попытка использовать виртуальную реальность, чтобы соединить людей с реальной жизнью в охваченных противостоянием частях мира, которые слишком часто остаются отдалёнными и абстрактными.

Даже с ограниченностью нынешних приспособлений для виртуальной реальности, они чертовски действенны, настолько, что о фильме говорить так легко, как будто это на самом деле происходило с вами. Голос Диконтэ Дэвис звучал у меня в ушах, пока я стоял у края больничной кровати, где она сидела с пациентом, для которого человеческое общение уже не было частью повседневной жизни. Я посетил пыльный школьный двор, где пели дети и с опаской поглядывали на меня. Я стоял в ногах открытой могилы, в то время как неизвестные люди в белых костюмах опускали мешок с телом, настолько близко, что я почти ощутил как он задел мои колени.

«Я просто не чувствовал, что они действительно, искренне понимали, как это – побывать в чужой шкуре, и я считаю, что всем им это было необходимо»

Снимая гарнитуру, я сразу вернулся на верхний этаж шикарного отеля на Манхеттене, где проводился показ. Окружённый хорошо одетыми людьми, держащими бокалы с вином, пока они по очереди надевали гарнитуру, чтобы получить свой собственный опыт сопереживания в мире Дэвис. Этот опыт сделал опустошённую Эболой Либерию очень близкой моей душе всего за шесть минут.

Многие годы люди обсуждали силу виртуальной реальности как инструмента для построения сопереживания. Среди многих, кто экспериментировал с возможностью убеждать мозг принимать показываемое за реальность, были журналисты, художники, врачи.

Габо Арора – новый советник по связям с общественностью от ООН и сорежиссёр этих документальных фильмов. Они с кинооператором путешествовали с изготовленной по спецзаказу камерой, которая снимает 3Dвидео на 360 градусов. Она достаточно компактная, чтобы оставить её снимать в середине, скажем, классной комнаты, и ещё она время от времени становится объектом любопытства прохожих. Результат не отличается от того, что можно почувствовать, как будто вы неуместный посетитель, на вас все косятся и всё такое (конечно, это просто люди, интересующиеся странной камерой, но такое ощущение, чтоони смотрят прямо на вас). Всё это комбинируется, чтобы сделать это отдалённое место по ощущениям существующим и заметным.

«Так весьма обыденно живут люди, но в этой обыденности есть ужас», говорит Арора. «Я не стою перед ними с камерой. Они становятся одинокими со своими собственными трудностями, и вы можете увидеть, как они в своём обыденном духе проходят через что-то; это ужасно».

the-un-is-using-virtual-reality-to-make-the-rich-and-powerful-feel-empathy-111-body-image-1441134878-size_1000

Главы государств, доноры-миллиардеры и прочие лица, принимающие решения, составляют ключевую целевую аудиторию для этих фильмов. В первом документальном фильме ООН для виртуальной реальности,«Тучи над Сидрой», молодая сирийская девушка ведёт зрителей на душераздирающую экскурсию по лагерю беженцев Заатари, где она живёт. Первый раз этот фильм показывался на Международном экономическом форуме в Давосе, где некоторые из самых состоятельных и наиболее влиятельных людей в мире надели гарнитуры, чтобы испытать долю людей, вынужденных покинуть свой дом в Сирии.

По словам Ароры, будучи на своей прошлой должности старшего советника по вопросам политики в ООН, он непосредственно видел разрыв, который может существовать между влиятельными людьми и теми, кто живёт с последствиями их решений.

«Я думаю, что большинство из этих людей, даже, если бы они поехали в лагерь Заатари или какое-нибудь подобное место, делали бы это с антуражем», говорит он. «Я просто не чувствовал, что они действительно, искренне понимали, как это – побывать в чужой шкуре, и я считаю, всем им это было необходимо».

Предел досягаемости быстро расширяется. Копии «Туч над Сидрой» уже есть в 40 разных странах и на 15 разных языках. Арора говорит, что также есть обнадёживающие признаки, что эти фильмы могут на самом деле стимулировать привлечение средств там, где они используются. Это может в конечном итоге быть наиболее важным фактором в том, выживет ли эта неизученная программа в обществе, которое вполне устраивает продолжение выставления на всеобщее обозрение знаменитостей, как своего основного способа повышения осведомлённости о всемирных проблемах.

В производстве также находятся другие фильмы, создающие эффект присутствия. Действия одного из фильмов происходят на токсичной реке Ганг, действия другого – среди руин, вызванных землетрясениями в Непале, и есть планы по работе над съемками документального фильма для виртуальной реальности в Газе. Как только фильмы выпускаются их может посмотреть любой при помощи гарнитуры для виртуальной реальности (если у вас есть смартфон, вы уже на пол пути к этому). «Тучи над Сидрой»и «Волны милосердия»можно будет посмотреть при помощи приложения «Vrse», начиная с 1 сентября.