Стремление человека к свободе – это иллюзия

В своей новой книге «Душа Марионетки» британский философ Джон Грей хочет разобраться в том, что означает свобода для человека. Он утверждает, что люди больше не хотят свободы выбора, а, наоборот, они хотят свободы выбора меньше, так как сила сомнения очень велика.

У Грея длинный послужной список, он работал в Оксфорде и Лондонской школе экономики. Однако, после успеха его книги «Соломенные псы» он бросил академическую работу и теперь занимается изучением самых распространённых и сомнительных мифов нашего времени , одним из которых является предположение, что западный мир более продвинутый с этической точки зрения, чем восточные страны, и что духовный прогресс Запада необратим и постоянно растёт.

Некоторые из его любимых оппонентов Ричард Докинз, которого он называет нео-христианином, и Рэй Курцвейл, директор по инжинирингу Google, который славится своей Теорией Сингулярности, которая заключается в том, что в один прекрасный день мы сможем загрузить себя в интернет, которую сам Грей называет научной формой Гностицизма. Если вкратце, согласно этой теории увеличение знаний автоматически освободит человека от тюрьмы плоти.

В своей новой книге, Грей говорит, что сегодня большинство людей на Западе, а не только эта горстка потерянных душ, придерживаются гностических убеждений. Некоторые из них верят в такой себе сингулярный фокус-покус только потому, что не хотят принять свою смертность. Грей утверждает, что многие образованные жители Запада хотят избежать реальности их физических тел и достичь свободы в иной форме. Вместо этого, по его словам, нужно требуется особое понимание сути свободы, в котором мы можем позволить себе жить в сомнении.

Мне удалось поговорить с Джоном о его идеях свободы и слепой вере в духовный прогресс на фестивале литературы и экономики, который проходил в Лондонской школе экономики в конце февраля.

 

Какой главный вопрос поднимается в вашей книге?

В ней я пытаюсь рассуждать о том, как мы можем быть свободными в человеческом мире, и как это происходит на самом деле.

В книге я ссылаюсь на концепцию «отрицательного потенциала» Джона Китса. Не утруждайте себя чтением философии, просто читайте Китса. Он фантастический. «Отрицательный потенциал» говорит о том, как жить с сомнениями и множеством неизвестного. Это свобода. Другими словами, необходимо просто действовать в пространстве мира. У вас есть вещи, которые вы контролируете, вы спокойно действуете в этих условиях. Вы делаете всё от вас зависящее, но потом наступают условия неопределённости, сомнений. Вы просто должны продолжать делать всё от вас зависящее, исходя из ваших ценностей и целей.

 

Это ваш ответ на вопрос о свободе воли?

Я не пытаюсь ответить на такие вопросы однозначно. Я не пытаюсь никого изменить. Меня не волнует во что вы верите. Я пишу для тех, кто интересуется подобными вопросами, кто любит задавать вопросы, кто хочет посмотреть на своё мышление, увидеть как это воздействует на них и понять хотят ли они продолжать в таком же духе.

Я пишу для людей, а не для создания общественного движения или иного политического проекта. Я пишу для тех, у кого есть определённые сомнения относительно сложившегося мировоззрения. Если у вас нет никаких сомнений, не читайте меня. Читайте Ричарда Докинза, читайте кого-то другого, кто сделает вас счастливым. Вы потратите своё время впустую со мной.

 

Чем теория отрицательного потенциала отличается от распространенной точки зрения о свободе сегодня?

Сегодня широко распространено заблуждение о том, что знание освободит нас от нашей материальной природы. Многие люди, я бы сказал даже большинство образованных людей в Западной Европе, живут в какой-то своей версии материалистической картины мира и самих себя. Но всё-таки они хотят вырваться из тюрьмы материи. И я пытаюсь показать историю развития этой идеи, которая является своего рода проявлением гностицизма.

 

Что такое гностицизм?

Два элемента гностицизма, как религии, следующие: во-первых, люди – это души, которые оказались в материальном теле, в плоти. Во-вторых, согласно гностицизму, мы можем вырваться из тела, получив особого рода знания. Раньше, это было мистическое знание, теперь, эти знания имеют некоторые научные основы. Некоторые люди утверждают, что гностицизм не имеет ничего общего с наукой, но с другой стороны, они опираются на принципы научного мышления.

В обществе распространена следующая точка зрения: мы поняли, что наши тела – это наши ловушки, поэтому человек, на самом деле, – это разум. Выходом из этой тёмной вселенной, по законом которой мы живём, и которые заставляют нас работать, стареть и умирать, может стать только приобретения это особого знания. И мы освободимся от рабства материи. Так вкратце можно описать гностицизм. Но гностицизм, даже в своих донаучных формах, содержит одну существенную ошибку.

 

Какую?

Гностицизм очень похож на параноидальную религию. Единобожие также можно назвать паранойей, потому что всё, что происходит, известно Богу – всё имеет смысл. Паранойей я называю открытие, или, скорее, изобретение, смысла там, где его нет. Поиск смысла там, где его нет.

 

Что может быть примером гностицизма во времена науки сегодня?

Трансгуманизм. У них есть общая идея о том, что мы должны освободить ум от тела. Возьмите Сингулярность Курзвейла. Он хочет освободить ум из тюрьмы нашего тела, загрузив себя в Интернете. Он говорил: «Я больной орган, если я не приму 500 витаминов в день, чтобы дожить до момента сингулярности».

Но если создание виртуальной реальности в каком-то смысле автономно, то вы всё равно не ушли далеко. Если она не автономная, то вы можете быть только полу-бессмертным в виртуальном мире. Кто-то просто отключит компьютер и ты мёртв.

 

Он действительно принимает по 500 витаминов в день?

Он опубликовал книгу диеты «Transcend: Девять шагов к здоровой жизни навсегда». Если вы доживёте до 2042, то вы сможете загрузить себя в Интернет и жить там вечно.

 

Но, в целом, знания же дают нам силу?

Да, правда. Но они сами по себе не освобождают нас. Это палка о двух концах. Вы можете использовать определённые технологии, чтобы содействовать свободе, но и шпионить за людьми. Одной из основных мыслей книги, где я внедряюсь в глубокие философские и религиозные традиции, начиная с Сократа, является моё убеждение, что получение больше знаний само по себе не освобождает.

В целом сегодня бытует мнение, что рост знаний ведёт к росту человеческой свободы. Но человеческий мир не такой аккретивный как наука. В человеческой истории были примеры уничтожения целых цивилизаций.

Мне кажется, что сегодня существует монокультура в нашем мышлении о том, как устроен мир. Где бы вы не находились, большинство людей верят в неизбежность этического прогресса, который взаимодействует с наукой.

Мнения расходятся, но всё же общее понимание таково, что мы движемся к лучшему. Но, на мой взгляд, политика и этика движутся в другом направлении. Я думаю, что этика и политика более хаотичны и развиваются скачкообразно. Более того, серьёзные успехи в этих сферах регулярно теряются.

И, к сожалению, хорошие вещи теряются. Например, в древнем мире, дохристианской Европе, не было преследования геев! Это было утеряно на 2,000 лет. Это довольно долгое восстановление. Люди, которые верят в прогресс, должны ответить на вопрос: «Какие существенные продвижения в этике за 2000-ые годы можно отметить?»
Есть хорошие события в истории, есть реальные успехи, но они очень хрупкие. Вот в чём дело.

 

Примером может быть запрет пыток.

Да. Запрет пыток – реальное и действительное продвижение вперёд. Подобный запрет обсуждался ещё несколько веков назад в Европе, и только в 20 веке запрет оформили юридически. Сегодня уже всем известно, что в США практиковались пытки. Однако, сейчас всё равно пытки являются частью системы. Во времена правления Буша некоторые сторонники пыток предлагали использовать стерилизованные горячие иглы для предотвращения распространения инфекций. Бесспорно, это выглядело бы как прогресс в искусстве пыток.

Это заложено в систему. Несколько лет назад Обама анонсировал «длительное содержание под стражей». Ирония заключается в том, что в этой речи Обама утверждал, что Буш был ужасен, потому что он не уважал Конституцию. Но вместо того, чтобы запретить пытки и бессрочное содержание под стражей раз и навсегда, Обама сделал бессрочное содержание под стражей конституционным правом, чем практически разрушил институт Хабеас корпус. Это чистый воды цинизм.

Всё верно. Таким образом, практика, или какой-либо из методов, установленные Бушем, продолжают применяться. Может быть не утоплением, по крайней мере, согласно официальных данных. А теперь позвольте мне рассказать вам о возможности, которая вам покажется невероятной, но это вполне может произойти в течение ближайших пяти-десяти лет: кандидат баллотируется на пост президента и в его программе указано, что он собирается легитимизировать утопления. И он или она выигрывает.

 

Вы думаете, что это возможность?

Да! Я не говорю, что так и будет. Когда я прогнозировал возвращение пыток во время правления Буша, я был уверен, что так и будет. Но, всё же такая возможность вполне реальна.
Но это случится во имя свободы и прав человека.

 

Да.Это безумие.

Нет, это ирония. Посмотрите на мышление людей. Люди думают, что такое бывает только при отсталых режимах, таких как в России, или практикуется варварскими группами, как Боко Харам, я и сам считаю Боко Харам настоящими варварами. Многие думают, что пытки существуют только в этих местах, а не на Западе. Но это происходит. И уж тем более это ещё более кажется неимоверным, потому, что это якобы происходит во имя прав человека. Но всякий раз, когда это происходит, люди будут утверждать, что это было только потому, что демократия не работает достаточно хорошо, и что народ ничего не видит. Если бы народ увидел деяния преступника, этого бы не случилось, говорят они. Но предположим, что народ узнаёт о пытках официально, и этот подход сработает. Я не до конца уверен, что это всё так и будет, но я думаю, что это вполне вероятно.

 

Ещё кое-что, что казалось невозможным несколько лет назад – это Европа на грани войны …

И это правда. Посмотрите на Европу сейчас. Два года назад люди могли бы сказать: «О, посмотрите на Стивена Пинкера, у нас в Европе больше никогда не будет войны». На что я ответил: «Почему нет?» Но для них это было просто немыслимо. Посмотрите на Украину. Вполне возможно, что всё это перерастёт в большую войну. Очень легко.

В своей новой книге вы также ссылаетесь на Пинкера, но при этом даже не упоминаете его имя, что мне кажется невероятным. То, что Пинкер и его помощники делают, похоже на мистику. Может, нам пора создать приложение, которое постоянно будет давать нам новые цифры, которые будут показывать нам, что вокруг много неожиданного.

Да, что-то такое в моей книге есть. Такие люди как Пинкер пытаются найти или увидеть смысл в формах, числах и статистике. В своей книге я говорю о том, что в ближайшем будущем будет создан электронный планшет, который будет самостоятельно постоянно генерировать смыслы из набора цифр или чего-то ещё. На самом деле, я полагаю, что тем, кто верит в закономерности, или им не хватает религиозных установок и они слишком слабы, чтобы жить в сомнении, следует обратиться к магии чисел.

 

Но надежду даёт победа левой партии Syrizaв Греции.

Я не думаю, что Syriza будет успешной, потому что все решения в Европе принимаются в Германии, и они не допустят того, чего хочет Syriza. Они скорее всего будут пытаться подчинить себе Syriza и партия лишится своей силы. Не сейчас, где-то через шесть месяцев, так как сейчас партия имеет сильную добрую волю. Но предположим, что в течение шести месяцев меры жёсткой экономии будут введены опять партией Syriza. Что будет потом? Что стратеги из Брюсселя будут делать? Задавали ли они себе вопрос, что произойдет, если Syriza не провалится как проект? Эти гении из Брюсселя прорабатывали такой вариант? Они, вероятно, приведут Syriza к развалу. Может сложится ещё более плачевная ситуация, чем ситуация с нацистской партией Золотой Зари как правящей партии.

 

Я бы хотел вернуться к тому, с чего мы начали наш разговор: Как всё это связано с негативным потенциалом? Что делать в такой ситуации?

В данной ситуации необходимо понять и осознать, что вы пребываете в мире, вы не знаете, что случится, но у вас есть своего рода ответственность предусматривать реальные последствия, и вы не должны причинять вред другим людям. И вы не знаете, что произойдет. Но, вы должны действовать. Вы можете действовать путём сопротивления, или путём голосования, или делать что-то другое, или вы можете просто уйти и оставить всё это. Уйти – самый печальный вариант. Я бы не сидел в стороне и не ждал когда же всё разрешиться само. Потому что не разрешиться. Всё будет только ухудшаются.

Только не воспринимайте мои идеи как фатализм. Одним из моих героев является Фрейд. И он ясно даёт понять, что судьба – это не значит, что вы должны сдаться. Вы можете бросить вызов. На самом деле, вы должны это сделать. Но, знайте, что вы можете и проиграть.