Интервью с моим кокаиновым дилером

У всех нас есть дилеры, которых мы любим называть «своими парнями», но что мы о них знаем, кроме телефонных номеров, основных часов доставки и того, где они обычно находятся в 1:30 ночи в субботу? Я познакомился с одним из таких ребят через нашего общего друга. Я звонил ему на протяжении года, и он всегда был надежным, очень дружелюбным, так что я подумал, а почему бы не познакомиться с ним лично и потусить вместе. Возможно, помогло и то, что я обещался заплатить ему в два раза больше, чем обычно.

Ну что, как дела?

Все шикарно, расслабляюсь.

 

Кем ты хотел стать, когда был маленьким? 

Я хотел стать астронавтом или пилотом. Мне просто нравится небо. Я всегда смотрел фильмы про космос и всякую фантастику.

 

Ну, а тебе нравится, то, чем ты занимаешься сейчас?

Да. Я наслаждаюсь этим, понимаешь? Я знаю ребят, которые в этом деле, но им не нравится. Им просто нужны деньги, они всегда нервничают и думают о последствиях. Но я… мне реально нравится мое дело.

 

Как ты торгуешь наркотиками и при этом еще не стал параноидальным лунатиком?

Просто надо иметь свою очень узкую компанию. Я не связываю себя с большим количеством людей. У чуваков начинаются проблемы только потому, что кто-то не вовремя открыл свой рот. Копы не знают, что происходит до тех пор, пока кто-то не заговорит.

 

У тебя бывало плохое предчувствие когда-нибудь перед поставкой?

Да, у меня было такое чувство однажды ненадолго. А иногда начинаешь чувствовать себя, будто ты неуязвим. Легко забыть, что ты делаешь что-то незаконное. Это становится также нормально, как встать с утра и выпить стакан воды.

 

А твои родители? Они в курсе?

Мой отец никогда не знал. А мать была очень подозрительной, когда я жил с ней. Я думаю, она подозревала, но никогда не спрашивала. Я просто решил не делать очевидным то, что зарабатываю какое-то количество денег. Я снимал все свои ювелирные побрякушки, когда был дома, и если нужно было кого-то подбросить, я говорил, что у меня нет машины.

 

И как ты ей все это объяснял?

О, ну, вообще, я работал. Я ходил в школу и имел нормальную работу на протяжении 10 лет.

 

То есть у тебя была легальная работа перед тем, как ты стал барыжить?

Да, круто не зацикливаться на чем-то одном, иметь разные варианты. Человек, который втянул меня во все это, вырос в самом центре этого бизнеса, та часть города была просто завалена наркотиками. Но вокруг меня такого не было. Я ходил в школу, смотрел фильмы по телеку, а потом все чаще стал зависать с ним… Ну, а дальше, ты сам понимаешь.

 

У тебя были такие клиенты, от которых приходилось отказываться, потому что они выходили из-под контроля?

О-о, да, был один парень, который дошел до того, что стал вместо денег притаскивать мне всякий хлам из своей квартиры. Он предложил мне телевизор, единственное, что он мог достать. Знаешь, мы тут, чтобы делать деньги, а не проебывать чьи-то жизни. Я не хотел, чтобы этот чувак болтался на улице. Он, видимо, пытался достать стафф у других ребят, потому что в определенный момент, в его квартире на полу лежал один матрац и больше ничего. Я перестал работать с ним. Потом слышал от кого-то, что он в конечном итоге прошел реабилитацию и переехал к родителям.

 

А что насчет чудаковатых клиентов, у тебя много таких?

Есть один, который выделяется на фоне остальных. Это парень-гей, с костюмами и галстуками-бабочками. Я как-то раз пришел к нему ночью, в три часа. А он был полностью при параде, приготовил и для меня костюм. Ну, типа, чтобы я его одел и мы потрахались. Он вообще-то крутой чувак, но я думаю, он много выпил и принял перед тем, как мне позвонить. Ну, я ему говорю тогда: «Всё круто, чувак, но это не для меня». Это было охренеть какая странная ситуация. Он до сих пор мне звонит.

 

Ты потом к нему еще заходил?

Да, да. Он крутой, но как только впадает в это состояние, то сразу превращается в «костюмного мужчину», так сказать.

 

Окей, последний вопрос, чтобы развеять миф раз и навсегда, есть соблазн добавить детское слабительное в кокс?

Слушай, они постоянно примешивают кучу всякого разного дерьма, в зависимости от того, где ты берешь стафф, но я никогда не слышал ни о каком грёбаном детском слабительном.