Ленинград — Короче

Устами младенца, как известно, глаголет истина, и если так — то истина это всегда исковерканные слова, неправильные ударения, подростковые паразитические междометия.
Истина — это желания сладкого, пошлого, жирного и жаренного, как чебурек, вкус которого так навсегда и остается где-то в детстве.
В противовес изыскам и правильности взрослого мира, для которого важны тонкости литературного произношения, ударение и низкая калорийность в кулинарных шедеврах.
Истина — это плацкартные поезда под черным теплым небом на несколько суток, продавцы китайских полотенец вдоль дорог, койка на веранде у частников и дорога к пляжу через муравейник продавцов одноразовых черных очков, чебуреков, теплого пива. На пляже даже ночью стоит пьяный мат, чокаются пивными бутылками. Короче, русский юг. Короче, ты смотришь на него детскими глазами и он формируется у тебя в голове исковерканными словами, потому что ты еще не знаешь как надо думать литературно.
И навсегда остается с тобой.
Кажется, первозданный мир это и есть это неизменное Сочи, которое потом, во взрослой жизни, декорируют дорогими интерьерами, прячут простонародную речь и мат в ножны грамотного русского языка, надевают поверх советских плавок, со значком дельфинчиком, дорогой костюм.
Как жаркая Африка является колыбелью человечества, колыбелью русского человечества, является Сочи.
Мы все были там детьми.
Вышли из пены морской, соленой от папиного пива.
Мы смотрим грустными глазами на тех взрослых, кто может позволить себе чуть коверкать слова, чуть с грустью.
Им повезло навсегда остаться теми детьми.
Жить в мире, не замутненном различными интерпретациями истины.