Лондонский фестиваль стриптиза

«Когда я только начала танцевать, в Шордитче дышалось куда свободнее, а предубеждений было гораздо меньше», говорит стриптизёрша и активистка Эди Ламорт. «Социальных сетей не было. Сейчас легко быстро поднять панику на почве нравственности. Люди, кажется, стали гораздо консервативнее».

Ламорт – участница Коллектива стриптизёрш Восточного Лондона (ELSC), группы танцовщиц, объединившихся для борьбы с отрицательными стереотипами и неблагоприятными условиями работы. Именно с этой целью группа в октябре проводит десятидневный фестиваль стриптиза, первый в своём роде на территории Великобритании.

Проводимый в RedGalleryна Ривингтон-стрит TheArtofStripping («Искусство стриптиза») будет включать в себя выставку, научный симпозиум, семинары, обсуждения, кинопоказы, занятия по рисованию стриптизёрш у шестов с натуры, а также программу выступлений. Будет распродажа одежды для стриптизёров, занятия по стриптизу, а в заключительный вечер – вечеринка на тарантиновскую тематику «От заката до рассвета» по случаю Хэллоуина, на которой выступят участницы ELSC. Группа финансирует мероприятие с помощью краудфандинга.

Фестиваль станет для танцовщиц шансом частично вернуть себе власть над тем, как их представляют. Как и в случае с другими формами секс-работы, стриптиз вызывает интерес у людей, не принадлежащих к этой индустрии, и у них с большой долей вероятности есть о нём своё мнение. Популярен следующий формат: журналист забегает в стрип-клуб на час-другой и делает репортаж о своих важных и поучительных чувствах, не давая самим танцовщицам места для чего-то большего, чем краткая цитата.

Мало найдётся других отраслей, которые подвержены настолько регулярной безосновательной критике, и ELSCэто надоело.

«Отрицательные стереотипы усиливают все эти жутко вредные представления нашего мира в СМИ, которые совершенно не делают нам чести и только усложняют нашу профессиональную жизнь», заявляет участница коллектива Стейси Клэр. «Надеюсь, люди уйдут с нашего фестиваля, понимая, что стриптизёры – тоже люди, с творческой жилкой и свободной волей».

Участница ELSCСэсси соглашается. «Хотелось бы, чтобы люди знали о радости, которую приносит стриптиз», говорит она. «А ещё хотелось бы, чтобы люди знали, что в этой индустрии полно умных, самостоятельных женщин, чья жизнь просто сложилась так, что они используют свою сексуальность, зарабатывая себе на хлеб».

Стриптиз будет показан на фестивале в положительном свете; эти танцовщицы обожают то, чем занимаются, и будут убедительно доказывать, что стриптиз – это вид искусства. Это подтвердит работа участниц ELSC: причудливые красивые костюмы Чики Лав, фотосъёмка Милли Робсон и Веры Родригес, изящные фильмы Бронвен Паркер-Родс. Однако никто не притворяется, будто в индустрии царит полное благополучие, будто все стриптизёры являются или должны являться выпускниками школ искусств или будто все работники этой индустрии каждый день бегут на работу вприпрыжку с радостью в сердце. Целью мероприятия не является десятидневная тренировка по политике респектабельности.

Ситуация со СМИ такая же, как и со всей правовой основой, на которой существуют стрип-клубы: мнения танцоров остаются на втором плане.

«Так или иначе, защита базовых прав человека и трудоустройства никогда не распространялась на индустрию стрип-клубов», говорит Стейси. «Танцовщицы до сих пор подвергаются воздействию крайне сомнительных деловых практик: владельцев клубов, которые травят нас и угрожают нам, увольняют нас без предупреждения, не предоставляют нам никаких трудовых договоров, никакой гарантии занятости. У нас нет возможности подавать в суд на владельцев и руководителей стрип-клубов, поскольку законодательство в настоящее время определяет нас как «самозанятых лиц», несмотря на то, что с нами почти во всех отношениях обращаются как с наёмными работниками».

stripper-festival-east-london-845-body-image-1442852644-size_1000

триптизёрам также приходится бороться со всё более строгими решениями местных властей. В Хэкни, где будет проводиться фестиваль, совет ввёл политику нулевого лимита (аналогичную его политике в отношении ночных клубов), что означает, что новым развлекательным заведениям, предоставляющим сексуальные услуги, больше не будут выдавать лицензии, а существующим могут отказать при подаче заявки на продление. И это несмотря на то, что более двух третей местных жителей были против такого плана.

Представитель Совета Хэкни заявил, что фестиваль стриптиза пропустили, так как он является «культурным событием» и поскольку он будет проводиться всего десять дней.

«Это культурное мероприятие, поэтому у нас не было бы причины это остановить», сказал представитель. «Проводить его регулярно было бы невозможно, однако законодательство всё же разрешает проводить в этих обстоятельствах ограниченное количество мероприятий, связанных со стриптизом».

stripper-festival-east-london-845-body-image-1442852960

ELSC подвергает сомнению позицию совета.

«Нулевая политика подталкивает стрип-клубы ещё ближе к границам социальной приемлемости, делая нас уязвимее и маргинализируя нас ещё сильнее, чем раньше», говорит Стейси. «Хотелось бы, чтобы совет это понял и приступил к настоящему диалогу с нами о том, как можно усовершенствовать систему выдачи лицензий, чтобы защитить нас, а не создать ситуацию, в которой стрип-клубы воспринимаются как опасность, от которой нужно защищать остальных членов общества».

Подобно барам и клубам, на стрип-клубы открывают охоту под предлогом связанного с ними шума и антиобщественного поведения, хотя исследования указывают на то, что точки продажи еды на вынос чаще рассматриваются как источник неприятностей. Если здесь замешаны моральные принципы, тоELSCнадеется, что его фестиваль поспособствует их искоренению. Ламорт считает притеснение стрип-клубов отдельным проявлением более обширной нетерпимости.

«Субкультуры обладают определённой ценностью, и кроме того, существует потребность в творческом пространстве», говорит она. «Стрип-бары Ист-Энда были уникальны тем, что основной акцент в них делался на сценических представлениях, а во главу угла ставили исполнение и костюмы. Это в значительной мере поспособствовало развитию нео-бурлеска и зарождающейся пол-сцены в начале тысячелетия. Очень важно, чтобы субкультуры существовали, питали новые веяния в изобразительном искусстве, танце, музыке и моде».