Нейроучёный объясняет, почему ваш мозг всё время так тревожится

Мы живём в условиях кризиса тревожности. Согласно консервативным оценкам, тревожными расстройствами страдают около 20 процентов американцев, а ещё больше переживают приступы тревожности в какой-то момент своей жизни. Вокруг помощи людям в обретении спокойствия выстроена целая экономика. Последние 80 лет американцы тревожились всё больше и больше – из-заналичия работы и её отсутствия, СМС-переписки и отсутствия СМС-переписки, из-за жизни и смерти, а также всего остального.

Но на самом деле нет, нашими мозгами всегда в какой-то степени управлял страх, если верить Дину Бёрнетту, нейроучёному и автору книги Idiot Brain: What Your Head Is Really Up To («Мозг-идиот: на что ваша голова способна на самом деле»). Эта книга, выпущенная в США на прошлой неделе, является экскурсией по человеческому мозгу в стиле «Осмосис Джонс». Вот (слева) причина, по которой ваш мозг вызывает укачивание на лодке. Вот причина, по которой можно помнить о человеке достаточно информации, чтобы написать о нём статью на Википедии, но как будто не помнить его имени. А вот причина, по которой пение караоке во многолюдном баре практически доводит некоторых людей до панической атаки.

Я позвонила по Skype Бёрнетту домой, в Кардифф, что в Уэльсе, чтобы больше поговорить о том, как наши мозги эволюционировали до страха перед всем, и почему в наше время это создаёт эпидемию тревожности.

 

Почему наши мозги так предрасположены к страху?

Дин Бёрнетт: Нужно понимать, что мозг эволюционировал миллионы лет. Склонность к боязни всего необычного по нашим современным понятиям кажется паранойей, но очень полезна в эволюционном смысле. Треск ломающейся ветки в лесах или тень для более простого существа могли означать настоящего хищника или угрозу. Поэтому сознание или бессознательная система, которая постоянно говорит: «Что это? Это опасно?», является очень хорошей стратегией выживания.

Со временем мозг эволюционировал до поддержания этого уровня опасения и настороженности. У нас есть система обнаружения угроз, воспринимающая сенсорную информацию и отмечающая всё необычное, неизвестное или потенциально опасное как страшное, основываясь на воспоминаниях и биологическом инстинкте. Именно это сохраняло нам жизнь миллионы лет. Дело лишь в том, что теперь мы стали достаточно сложны для того, чтобы приручить своё окружение. Это перегиб.

 

Хорошо. У меня как бы нет разумной причины бояться насекомых, но я их боюсь. В своей книге вы также упоминаете о том, что некоторые люди слишком сильно бояться вставать и петь караоке в баре, а это, если призадуматься, очень глупо.

А я очень не люблю говорить по телефону. Если я кого-нибудь набираю, мне кажется, будто я беспокою этого человека, и из-за этого мне неприятно это делать. Социофобия – это самая распространённая фобия, потому что она может проявляться множеством способов. Она не кажется эволюционировавшим механизмом, но она им является. Люди – существа очень социальные, племенные. Мы эволюционировали в сплочённых сообществах, что является нашей сильной стороной с точки зрения эволюции. Когда мы работаем все вместе, мы можем тягаться с любым другим животным. Мы можем жить вместе в огромных городах, где много миллионов людей живут друг на дружке, как в Каире или Дели. Даже насекомым не дано тягаться с этим уровнем плотности населения, не убивая друг друга.

В дикой природе, если вас отвергнут, вы довольно быстро умрёте. Поэтому мы настороженно относимся к суждению о нас других людей. Мысль о смущении или отвержении – даже если речь идёт всего лишь о пении караоке – мозгу эта мысль не по нраву. Если подумать об «Ангелах ада», то они отвергли правила общества, но все они одеваются совершенно одинаково. Значит, у них всё равно есть это сильное желание принадлежать к группе, потому что мозг сильно желает оценки других людей. Всё, что ставит это под угрозу, мозгу очень неприятно.

 

Как мозг примиряет то, что мы осознаём, что не должны чего-то бояться, но всё равно боимся?

Ну, если говорить о реальных фобиях, это по определению иррациональный страх. Можно бояться клоунов и при этом знать, что клоун не подкрадётся к вам на улице и не убьёт. Клоуны обычно так не делают, кроме как в книгах Стивена Кинга. Поэтому, если вы встречаете клоуна и ничего плохого не происходит, мозг долженусвоить: «Я видел клоуна, ничего плохого не произошло, клоуны не страшные». Но поскольку в нём существует связь со страхом, у вас возникает реакция «борьба или бегство». Мозг заливает вас адреналином; вы дрожите и напряжены, а ваше сердцебиение ускоряется. Когда вы боитесь, возникает сильная физическая реакция, и она неприятна. Поэтому мозг ассоциирует встречу с тем, чего вы боитесь, с реакцией страха, из-за чего ваш мозг считает, будто страх оправдан. Это петля обратной связи, которая лишь усиливает страх.

 

Мама дорогая. Как это преодолеть?

Одним из способов является систематическая десенсибилизация. Она постепенно, очень медленно знакомит вас с тем, чего вы боитесь, поэтому у вас не запускается реакция страха. Если вы боитесь пауков, [психотерапевты], возможно, покажут вам небольшой снимок паука. Затем – пластмассового паука. Затем – видео живого паука, затем – маленького паучка в коробочке, затем – тарантула в коробочке, и так пока вы в итоге не подержите паука. Вы доходите до точки, в которой находитесь на максимальном уровне и каждый раз доходите чуть дальше, не запуская реакцию «борьба или бегство».

 

Это всё оправданно для примитивной, угрожающей среды. Но как эта склонность к страху вписывается в наш современный мир?

Ну, в нашей текущей среде это проблема. Мы способны на куда более абстрактные мысли, к примеру, планирование, воображение, рационализацию, прогнозы; всё это может запустить реакцию страха. Например, очень многие люди боятся потерять работу, особенно если слышат о спаде в экономике. Это не то, что угрожает вам физически – угрозы смерти или травмы нет, и нет гарантии того, что это вообще случится, – однако люди всё равно очень боятся. Мы можем экстраполировать до такой степени, что эти дикие предположения могут запускать такую же реакцию страха, какую запустила бы реальная физическая угроза.

Сегодня всё настолько сложно, что дело здесь не только в выживании или в том, чтобы найти достаточно еды, но и в продвижении карьеры, в симпатии друзей или даже достаточном количестве подписчиков на Twitter, а обо всём этом люди теперь волнуются, и из-за всего этого они могут бояться. Существует очень много поводов для тревоги, из-за которых мы постоянно тревожимся.

 

Значит, информационная перегрузка превратилась в тревожную перегрузку?

Именно. Современный мир сейчас предоставляет множество информации. В особенности благодаря Интернету кажется, будто мир становится гораздо хуже, однако по статистике он совершенствуется. Теперь, когда мы намного больше знаем о других людях и о других событиях в мире, мы намного лучше осведомлены о том, что проходит плохо.

 

В книге вы пишете о панических атаках, которые описываете так: «Мозг отключает среднего человека и вызывает реакции страха при отсутствии какой-либо вероятной причины». Есть ли этому эволюционная причина?

Мозг не эволюционировал до выполнения всего того, что он выполняет, для некой определённой цели. Это скорее следствие того, каким образом он самоорганизовался. Поэтому люди спрашивают: «Почему у мозга два полушария?», а реальной цели у этого нет; так просто вышло случайно. Эволюция – это не о том, какой вариант лучший, она просто о том, что справляется с работой достаточно хорошо.

Насчёт панических атак существует много теорий. Можно начать с сильной склонности к фобиям. У вас может быть чрезмерно развитая система реакции страха или скорее чрезмерно развитая часть мозга, к примеру, префронтальная кора мозга, которая пересиливала бы более базовые реакции и подавляла бы реакции страха. Это может быть травматический опыт, обеспечивающий вам сильное воспоминание, связанное со страхом [вызывающее паническую атаку]. Также это может быть глюк в определённой зоне мозга; в этом случае, если вы уже склонны к реакциям страха, вам даже не нужно ничего конкретного, что могло бы их запускать, просто из-за изъяна химии мозга. Кажется, будто я описываю реакции мозга, а здесь всё явно гораздо сложнее. Но по сути, реальной причины для панических атак нет. Они не служат никакой цели. Они случаются тогда, когда система страха становится непредсказуемой, и не связаны с реальным триггером и реакцией страха.

 

Кажется, сейчас тревожными расстройствами и паническими атаками страдают гораздо больше людей, чем, скажем, 50 лет назад. Является ли тревожность социально заразной?

Такой потенциал определённо есть. Мы очень часто берём пример с других людей. Именно поэтому существуют такие вещи, как мышление толпы. Несколько лет назад в Лондоне произошли беспорядки, и тогда кто-то из молодёжи сбросил с крыши огнетушитель. Кого-нибудь могло убить. В противном случае он бы этого не сделал, но в составе сильно возбуждённой группы вы становитесь к этому причастны. Поэтому, если вы постоянно видите, как другие люди выражают тревожность, согласны вы с этим логически или нет, но ваш мозг подсознательно это отмечает. Это в особенности верно в случае Интернета, где неврозы людей постоянно обнажены. Если к этим выводам пришёл кто-нибудь другой, а ваш мозг в определённой степени их воспринимает, со временем это может создать низкоуровневую тревожность.

 

Если наши мозги в результате эволюции стали сверхбоязливыми, то могут ли, по-вашему, наши мозги эволюционировать в сторону расслабления?

Трудно сказать, что мы перерастём это в результате эволюции. Эволюция происходит так долго, особенно в случае чего-то, что вас не убивает, а тревожность не обязательно это делает. Однако мозг очень хорошо ко всему привыкает. Это называется приучением. Мозг перестаёт обращать внимание на всё, что является постоянным или надёжным, или придавать этому значение. К примеру, солдаты могут засыпать в зонах боевых действий, в то время как если бы нам с вами пришлось высадиться в зоне боевых действий, мы бы постоянно пребывали в панике. Поэтому, если мы дойдём до точки, в которой техника или темп станут более устойчивыми, то тут я могу увидеть мир, в котором мы сильнее ко всему привыкнем, а то, что вызывает у нас такую тревожность в настоящее время, больше не будет проблемой.

 

А что до этого могут сделать люди, чтобы сделать свой мозг менее тревожным?

Каждый отдельный мозг настолько отличается от всех остальных, что предоставление общего решения на самом деле не особенно поможет. Но очевидный ответ таков: если что-то вас расстраивает или пугает, отделитесь от этого на время. Некоторые люди говорят, что их подавляет чтение новостной ленты на Twitter или Facebook; что ж, если у вас так, отрешитесь от этого на время. Мозг также напрягает потеря контроля – как воображаемая, так и реальная. Именно отсюда происходят суеверия. Они дают вам иллюзию управления своим миром. Поэтому сделайте что-нибудь, чтобы вернуть себе ощущение контроля.