Психея — интервью с Андреем Оплетаевым

 

За несколько дней до большого весеннего концерта Психеи в Главклубе, мы встретились с их бас-гитаристом Андреем Оплетаевым и поговорили о музыке, магии и зеркалах.

 

01

 

—В одном старом интервью участники Психеи выразили сожаление, что они лучшая группа страны. Вроде групп много, а конкуренции никто составить не может. Сейчас что-то изменилось? Есть кто-то лучше в стране?

—Вообще не понимаю разговоров о конкуренции в творчестве. Вот группа Курара — безоговорочно прекрасный коллектив, но о какой конкуренции может идти речь, мы что, пирожками на трассе торгуем? Если говорить о шоу-бизнесе, то точно не со мной, для меня это как было словом из телеприёмника, так и осталось, а в теле-делах я ноль, у меня даже телевизора нет.

А в случае с группой Психея разговоры о конкуренции всегда же крутятся вокруг узкого круга групп так называемого «альтернативного толка», но у меня это никакого интереса не вызывает, я даже частью этого круга наш коллектив никогда не считал. Я музыкой как раньше интересовался с обособленной позиции меломана, так и сейчас, мне если что-то не интересно, то совершенно не имеет значения на какой там строчке чарта оно есть сегодня и сколько раз в день это звучит из устройств общего пользования. Для меня это не было и не будет показателем. Кто там кого обогнал, а главное — куда обогнал?

Я не помню, когда последний раз чувствовал влияние пресловутого “засилья попсы” и уж тем более не собираюсь бороться с этими “ветряными мельницами”, не потому что это недостойная задача, а просто оно в какой-то другой плоскости существует. Бороться с тем, чего в моей жизни нет? Конечно, есть трагедия упадка общего уровня культуры, но и это не моя сфера влияния, тем более, что это во многом зависит от личного выбора каждого потребителя этой культуры. Так же у меня нет желания тратить время и энергию на обличения, разоблачения и прочую чепуху, по-моему и так всё очевидно и смысла в этом ноль. Даже если кто-то и послушается меня, то наверняка завтра он точно так же послушается кого-то другого; а те, кто способен на анализ ситуации — им никто не авторитет, они сами способны разобраться. Самое большое, что можно сделать, по моему мнению, это максимально хорошо выполнять своё дело и постараться дать результату самое широкое распространение. И этого будет довольно.

Группы хорошие есть, но их прелесть в том, что они чаще всего сами по себе, и никакими гонками на опережение не занимаются. Даже в спорте мне интересней борьба человека с самим собой, со своими страхами, возможностями, пределами. Только этим человек может стать сильнее остальных. Другое меня не трогает.

 

—В нулевых не появилось ничего нового и столь же мощного как в 90е или 80е. За 10 лет ни одной по-настоящему яркой звезды мирового уровня. Сейчас что-то изменилось, кто-то вспыхнет?

—Ну да, звёзды “нулевых” не производят серьёзного впечатления. О чём это говорит? О том, что девяностые, будучи действительно мощной эпохой, вызвали недюжинный ажиотаж и последующий закономерный спад качества предложения: индустрия расслабилась и удовлетворила весь этот огромный спрос вторым сортом, последователями. Смысл напрягаться, если всё отлично? Никто не станет кормить тебя салатом по-милански, если ты доволен толчёной репой. Пока успех девяностых не исчерпает себя, ничего не произойдёт, слишком хлопотно работать с непослушными гениями и выращивать что-то новое. Усилия были переброшены в те области, до которых лично мне дела нет. Громкие имена сейчас в хип-хопе, электронной музыке и эстраде, а на какой оно там стадии — мне до лампочки, я не интересуюсь.

Всё же это не означает, что в той же рок- и около того- музыке ничего интересного не происходит. Просто не стоит доверять индустрии, не думать, что “громкое имя” это гарант качества.
Плюс ко всему, мы в какой-то степени исчерпали лимит очарования, который выдаётся примерно на первые 25-30 лет жизни. После этого редко какой новичок может соответствовать твоей планке и главное внимание со временем направляется в обратную сторону: кумиры нынешних школьников лишены шансов тягаться с кумирами наших отцов, хотя школьники тоже по-своему правы, у каждого поколения есть право на собственную правду и собственных героев.

Не то важно, когда и кто вспыхнет, а то как это произойдёт. В массовой культуре пиар всегда важнее таланта, в музыке происходит то же самое, что и в пресловутом “современном искусстве”, когда шум вокруг картины важней самой картины. Кто-то находит себя в этом, но мне такое чуждо. Я как был, так и остаюсь индивидуалистом, мне важнее творческий язык, выражение, а не то, какой это производит эффект на окружающих. Даже если все вокруг будут падать в обморок от счастья лицезреть того, кто громче всех орёт, меня это затронет только в том случае, если орёт действительно талантливо. Ну или падать будут как-то особенно красиво. Обезьяна на взгорке кажется доминантой только древним инстинктам, а человеку думающему вестись на подобные уловки генов не пристало. Хотя это, конечно, остаётся личным правом каждого.

02

 

—Люди перестали покупать диски, а что насчет цифровых носителей? Лицензии на Itunes и Play Google.

—Про айтюнс и плэйгугл я не знаю, не слежу, но слышал, что там вполне бодро всё.

А вот про диски знаю не понаслышке, так как сам занимаюсь их рассылкой. Покупают их меньше, чем ранее, но зато те, кому это действительно надо. Кроме того, покупается ведь не только сам диск, там и буклет и оформление, как продолжение отражения творческого «Я» артиста или группы, как частица. В этом и невидимая связующая нить, которая существенно короче, чем при старообрядческой дистрибьюции; ну и способ отблагодарить, поддержать группу, один из них. Это очень важный момент, потому что занятие музыкой вообще не дешёвое дело, а тем более на нашем уровне. Поэтому всякие там диски-футболки-киперы и прочее, помимо билетов на концерты, это не только частица нас, но и обратная частица владельца, которая оборачивается частью необходимого музыкального инструмента, какого-то оборудования, студийным временем и прочее. Такая вот получается связка интересная.

 

—Можно ли быть независимой группой и зарабатывать музыкой в нашей стране?

—Как минимум ты будешь зависеть от заработка :) Опять же, что называть заработком: одному хватит малого, другой и бешенных тысяч толком не удержит; у третьего запросы яхтенно-вертолётного порядка. Говоря о независимости от формата (я полагаю, это имеется ввиду), есть множество артистов, которые от него действительно не зависят и весьма неплохо себя, наверное, чувствуют. По крайней мере, выглядят счастливыми. Это же большое заблуждение, что за рамками формата ничего не происходит. Там целая жизнь, которая не занимается афишированием себя, главная там цель — быть счастливыми. А это главная задача искусства: дарить радость и счастье. Если это получается, то люди дадут тебе деньги. Личный опыт показывает, что можно. Вкратце, есть два способа заработать деньги музыкой: нужно либо быть в тренде, либо создать его. Второй мне ближе.

 

—Ты не так давно начал заниматься производством футболок, как сейчас обстоят дела?

—Дела прекрасно, я даже не заметил, как это превратилось в целое дело, появился коллектив единомышленников, а отправления я стал подписывать Паркером. Заработки там не великие, гораздо больше радости от приятного дела, от положительного движения. Вообще, жизнь показывает, что это гораздо круче, чем крупные суммы денег. Главное происходит в сердце, а не в кармане. Хотя деньги дарят возможности, тут не стану лукавить.

С конца осени я взял тайм-аут, многое привело к этому, в первую очередь перегруженность задачами. Нужно было остановиться, выдохнуть и спокойно оглядеться вокруг, разобраться с приоритетами. Было понятно, что я не справляюсь с нагромождением занятий, нахватал всего интересного, а порядка нет. Решил попробовать последовательность, а то хаотичность приносит только «ничего и хорошую историю»: суеты много, а результата мало. Сосредоточился на книге, в первую очередь. Но скоро вернусь к футболкам, близится время.

 

—Раньше у тебя были параллельные проекты, сейчас с ними играешь?

—Вот как раз к предыдущему вопросу. Все параллельные проекты были приостановлены, вскоре буду постепенно к ним возвращаться, в порядке готовности материала. Первым делом надо записать треки к альбому Bad Samurais, потом плотно возвращаться к «Тсезарю», чего я жду с наибольшим нетерпением, но это уже точно после окончания работы над книгой.

 

—От профессиональных музыкантов всегда можно услышать, что они уделяют репетициям колоссальное количество времени. Вроде бы весь материл знакомый, сыгранный по миллиону раз. В чем причина?

—Причина в волшебстве, которое, как и всё, требует практики и наработки. Как ни странно, но волшебство тоже достигается упражнением. Многие называют это физической формой, в этом есть своя доля правды, но сама по себе физическая форма без магии — скукотища. А в магии с наскока не разберёшься, слишком огромный мир и если уж ты решил открыть его окружающим людям посредством своих песен, то будь добр предварительно сам в нём разобраться как следует. Проводник, пробирающийся наощупь, мало у кого может вызвать доверие, а если тебе не верят — грош тебе цена. И даже проходя один и тот же путь множество раз, нужно всегда делать это внимательно, осознанно, тогда ни один повтор не пройдёт даром, многократные наложения дадут потрясающий эффект. Только так можно остаться интересным самому себе, а это, возможно, главное в любом волшебнике.

03

 

—Когда играешь трек самый популярный у фанатов, на протяжении многих-многих лет, из концерта в концерт, то уже делаешь это бессознательно и автоматически, чтобы не тошнило? Есть у тебя такие песни, от которых бы уже избавился с большим удовольствием, но приходится играть из-за уважения к публике в зале? То есть раньше играл с удовольствием, а сейчас понял, что не о тебе совсем, или что совсем ты передумал относительно этой песни. Не нравится она тебе больше не из-за количества повторов, а вот просто перестала греть душу. А поклонникам нравится. Приходится играть. И будешь продолжать играть или откажешься?

—Тошнить, как раз-таки, будет, если станешь играть автоматически. Мы, всё-таки, по любви этим занимаемся.

Бывает так, что сама песня поменяла смысл в голове. Странное чувство. Потом опять меняется всё. У меня так было с некоторыми. Но это происходит параллельно с мировозренческими переменами.
Бывает, что песня изжила себя. Тогда она уходит в прошлое и только время покажет — навсегда ли.

Часто песни отправляются на “скамью запасных”, потому что они откатали своё в предыдущей программе и надо уступить место другим. Но это не проблема, песен у нас более чем достаточно и мы спокойно можем играть хоть 4, хоть 5 часов и недостатка в материале не испытаем. Другое дело, кто это выдержит.

Всегда отдаётся предпочтение новым песням. Они главней всего.

А если мы отдадим предпочтение пожеланиям публики, то станем играть всякие Говнорэпы, Он Не Придёт и список самых хитов, что превратит нас из независимого коллектива в аттракцион с сахарной ватой. Такого никогда не будет. Ходьба на поводу у публики приведёт в ад, примеров масса.

 

—Если не музыка, то кем был бы?

—Можно по-разному подойти к этому вопросу.

 

—Что будет если отсканировать зеркало?

—Не могу сказать наверняка, но обоим придётся не сладко, так как они расскажут друг другу правду.