Скальпы на корабле! — Выжить под лопастями

Опасные, ненадежно сконструированные моторные лодки – это самый популярный вид транспорта, встречающийся в водах пораженной бедностью бразильской Амазонки. Местные жители собирают эти лодки из любого попадающегося под руку дерьма, жертвуя безопасностью ради комфорта. Если кто-нибудь с длинной шевелюрой случайно сядет рядом с этими открытыми винтами, этот несчастный пассажир может покалечиться или даже умереть. 

Если жертве повезло выжить, он или она, скорее всего, будут обезображены на всю жизнь: потеряют ухо, брови, скальп, огромные куски кожи. Большинство этих происшествий случается с женщинами, путешествующими на лодках по пригороду, где практически невозможно получить первую медицинскую помощь. Многие пострадавшие женщины не могут получить работу из-за своих ужасающих повреждений, а некоторые вынуждены терпеть плохое обращение от своих мужей, членов семей и соседей.

Смерть в результате подобных несчастных случаев и повреждения, нанесенные винтами моторных лодок, стали настолько распространенной проблемой в регионе, что местные активисты создали Associação de Mulheres Ribeirinhas e Vítimas de Escalpelamento da Amazônia, Организацию Женщин Переживших Скальпирование (AMRVEA) для предоставления помощи женщинам, пережившим подобный несчастный случай, и для распространения информации о необходимости закрывать мотор лодки.

11 мая вышеупомянутая организация AMRVEA совместно с местным правительством и Бразильской Ассоциацией Пластических Хирургов провели совещание и решили сделать бесплатные пластические операции 87 жертвам несчастных случаев в Макапе, столице штата Амапа. Мы отправились туда, чтобы встретиться с жертвами несчастных случаев и выслушать их истории.

Мария Тринидади Гомес, 43 года (на фото сверху), основательница Организации, стала жертвой несчастного случая, когда ей было 7 лет:

“Мой папа перевозил муку в Пара, и однажды я поехала с ним. Когда я выходила из лодки, я подскользнулась и упала на доску, которая закрывала мотор. Мои родители бросили меня после того, как я провела 1 месяц и 15 дней в больнице в Портеле, в Пара. Какая-то женщина отвезла меня в военный госпиталь в Белеме. Я была госпитализирована на 6 лет, потому что мне просто было некуда идти. Когда я вернулась в Портель, отец не принял меня, и меня удочерил какой-то француз. Я съехала от него, когда мне было 18 лет. Теперь я делюсь своим опытом, читая лекции от нашей организации, и куда бы я ни пошла, меня очень уважают. Мы научились делать парики. Я сделала себе много париков и ношу их в зависимости от настроения: один день я ношу рыжий парик, на другой день – я блондинка, на третий – брюнетка, потом вообще кудрявая… Мне на самом деле наплевать на свою внешность. Изготовление парика занимает у меня около двух дней, если есть волосы. Человеческие волосы мы получаем безвозмездно, потому что у нас нет денег на их покупку. Каждая женщина, для которой мы изготовляем парик, должна принести две “головы” волос, иначе у нас не будет материала для изготовления париков для других жертв.

7123615014feb076d75c531a5d0bb769

Мария ду Сокорру Дамасену, 30 лет, пережила несчастный случай в 7 лет:
 

«Когда ты ребенок, ты вообще не понимаешь, что происходит. Только когда ты взрослеешь и становишься женщиной, ты понимаешь, насколько серьезным был несчастный случай. Я столкнулась с неприятием, предубеждениями людей. Из-за этого я переехала из пригорода, где жила. Я думала: «Буду ли я когда-нибудь вместе с человеком, у которого такие же физические изъяны?» Теперь у меня четверо детей. Все очень ждут моей пластической операции.

2665be87cd0eb82cfc936bd57125ff47

Розинечи Родригес Серрау, 35 лет, пережила несчастный случай 15 лет назад и теперь помогает другим жертвам вновь обрести уверенность в себе:

«Я чувствовала себя монстром. У меня был бойфренд, который после несчастного случая отдалился от меня. Я впала в депрессию на полтора года и пыталась покончить жизнь самоубийством, но затем я вновь пошла в школу и это вернуло меня к жизни. Теперь у меня есть очень особенный близкий человек и я на седьмом месяце беременности. Он тоже жертва несчастного случая на моторной лодке».

b15b54820ab82f64e203a9331b52e6c6

Франсианэ да Силва Кампус, 33 года, пережила несчастный случай 26 лет назад:

“Я ехала с моим отцом, сидела у него между ног, и уронила ложку. Когда я наклонилась, чтобы достать ее, левая часть моего скальпа была просто оторвана. Я была госпитализирована на год и сорок дней. Я столкнулась с дискриминацией, недружелюбными взглядами, унижениями – меня ничего из этого не волнует. У меня есть муж, дочь, и даже внучка. Я так жду операции, хочу попрощаться с этим внешним видом. Первое, что я сделаю, — найду работу, ведь я до сих пор не работаю».

106f633ee24ae844f0327dcf90c31e1f

Марсилене Мендес Родригес, 24 года, ей было 10, когда она покалечилась, выпрыгивая из движущейся лодки:
 

«Мои волосы были для меня всем. Когда я посмотрела в зеркало, я чуть с ума не сошла. Врачи нарастят мне брови, и даже если нарастить волосы не получится, я смогу носить парики. Моя семья, слава богу, меня не бросила. Мой отец продал все, что у него было, чтобы помочь мне».

c851a9c35a5592cfb4472d9f2f08f887

Франсидалва да Силва Диас, 27 лет, мать 8-летней Патриcии (на фото), которая упала с лодки, когда они собирали ягоды асаи: 


“Я была в отчаянии. Я никогда не видела ничего подобного. В отделении скорой помощи Патриция спросила меня, верну ли я ей ее волосы, я сказала нет, и тогда она сказала, что это была моя вина, что я не предотвратила ее падение под винты. Ее очень расстраивают издевательства в школе. Недавно какой-то мальчик сорвал с нее парик, и она пришла домой вся в слезах. Надеюсь, ее ухо можно восстановить. Она хочет начать свою жизнь заново. Она почувствует себя счастливее, и я тоже».

a545444df20b5076a8c1918198b560e8

Жаклин Диас Магальау, 17 лет, пережила несчастный случай в 2005 году:
 

“Я собирала ямайские сливы и подошла к корме лодки. Мотор был ничем не закрыт, и мои волосы застряли. У меня вырвало абсолютно все волосы. Сначала я ничего не почувствовала, но затем боль усилилась, у меня закружилась голова. Моя голова, да вообще все тело онемело. Я хочу закончить медицинскую школу. Это сложно, но я сделаю это».