Научные и личные плюсы ухода с работы

У вас совсем не будет стресса, до тех пор пока вы не проверите свой банковский счёт.

Бак Флоггинг хочет, чтобы вы ушли с работы.

За небольшую плату Флоггинг даже поможет вам с этим процессом, показав, как отложить сбережений на несколько месяцев и создать вторичный источник дохода, после чего можно будет, наконец, войти в кабинет своего шефа, объявить о своих намерениях двигаться дальше, перевернуть стол и свалить оттуда навсегда.

Ладно, возможно, всё-таки, так обычно не бывает, но Флоггинг не шутит, говоря, что большинству людей уход с работы пошёл бы на пользу. 39-летний Флоггинг сам немалую часть своей карьеры писал книги вроде «Уйти с работы за шесть месяцев», проводил тренинги для других людей по смене жизни «с девяти до пяти» на менее обычный и более находчивый род занятий. Во время нашего разговора по телефону он заявил мне, что его жизненная миссия – «служить тем, кто несчастлив на работе, помогать им найти другой способ прожить жизнь».

Может быть, Флоггинг и является одиноким проповедником безработицы, но у него удивительно большая целевая аудитория. Всемирный опрос 2016 года, проведённый бухгалтерской фирмой Deloitte, обнаружил, что почти 44 процента миллениалов ушли бы с работы в ближайшие два года, представься им такая возможность. И разумеется, каждый год 2 миллиона американцев действительно уходят с работы. Может ли быть так, что они на самом деле здоровее, счастливее и живут лучше, чем те из нас, кто до сих пор ходит на работу каждый день?

Следует сказать, что существует множество хороших причин иметь работу: благодаря ей мы чувствуем себя полезными, она приносит пропитание, она даёт людям возможность самоопределения. У Аристотеля даже была концепция, согласно которой корень человеческого счастья – не в круглосуточном безделье и расслабоне, а в работе для достижения чётко определённой цели – по сути, некоем варианте постоянной работы. Именно поэтому даже очень богатые люди вроде Билла Гейтса регулярно являются на работу вместо того, чтобы каждый день пить мартини у бассейна.

Тем не менее, аристотелевский взгляд – это ужасно романтизированная версия того, каково это – действительно иметь работу. Большинство людей не просыпаются каждое утро с мыслью: «Как мне на той конференции сегодня полностью использовать свой потенциал как человека?» Работа нередко в лучшем случае является источником скуки; в худшем – источником несчастья и ужаса.

«Большинство людей определяют работу как свой основной источник стресса, – рассказала мне Хайди Ханна, генеральный директор Американского института стресса. – Это хронический, непрерывный стресс».

Опрос Gallup «Состояние рабочего места в Америке» показал, что целых 70 процентов людей сообщают, что из-за ощущения напряжения резко потеряли интерес к своей работе. У сотрудников, попавших в эту категорию, вероятность сообщений о физической боли от связанного с работой несчастья была выше, а также оказались более высокие уровни кортизола, более высокое давление и вдвое больший риск депрессии. Иными словами, работа в буквальном смысле убивает людей.

«Мы знаем, что переживание стресса коррелирует с 75-90 процентами всех приёмов [в связи с первичной медицинской помощью]. Он запускает общесистемную реакцию: увеличивает воспаление, частоту сердечных сокращений, снижает нашу способность спать, меняет обмен веществ, – заявила Ханна. – Он захватывает власть над работой нашего организма».

Итак, уход с работы может быть мгновенным (пусть и временным) освобождением от этого стресса. Как сказал мне один человек, ушедший с работы, он ощутил укол чувства вины, подав своё заявление, но «ничто не было более приятным, чем выйти из того офиса с осознанием, что мне не придётся возвращаться». И существуют достаточные основания для того, чтобы полагать, что уход с работы, высасывающей душу, может в долгосрочной перспективе привести к лучшим результатам – стоит только посмотреть на режиссёра «Изгой-Один. Звёздные войны: Истории» Гарета Эдвардса, который десять лет собирался с духом, чтобы уйти с постоянной работы, дабы самостоятельно спродюсировать свой дебютный фильм.

Однако уходя от всего этого рабочего стресса, уходящие также уходят от зарплаты, цели и относительной лёгкости осознания того, что нужно делать изо дня в день. Это может привести к отдельному стрессу – типа: «Как мне, блин, оплатить жильё в этом месяце». Именно это обнаружила Тесс Вигеланд, проведя интервью с 80 людьми, ушедшими с работы, для своей книги «Leap: Leaving a Job With No Plan B to Find the Career and Life You Really Want» («Прыжок: уход с работы без плана «Б» по обретению работы и жизни, которые вы действительно хотите»). «Поначалу они испытывают облегчение, находясь не там, где были. Существует заметное чувство облегчения – как будто гора с плеч упала, – заявила она в интервью Huffington Post. – Эта эйфория длится до тех пор, пока они не проверят свой банковский счёт и не скажут себе: «Не знаю, когда у меня в следующий раз получка».

Безработица может быть неловкой, трепать нервы и связана с более высокой частотой депрессии и тревожности, сердечно-сосудистых заболеваний и гипертонии, даже риском суицида. Иметь работу хреново, но не иметь работы может быть ещё хреновее.

По мнению Флоггинга, это не является реальным риском, если уходить на собственных условиях и в погоне за чем-то лучшим. Независимо от того, уходите вы с планами на другую работу или без них, заявил он, вы будете в порядке при условии, что начнёте проводить своё время за чем-то более благодарным, чем ваше предыдущее занятие.

«На мой взгляд, неважно, больше или меньше вы зарабатываете [после ухода], больше или меньше часов вы работаете, если вы больше наслаждаетесь тем, чем занимаетесь в это время, – сказал мне Флоггинг. – Если вы уйдёте с работы и немедленно перейдёте от занятия, которое вам не нравится, к тому, что вам действительно нравится, вы уже решаете одну из самых больших жизненных проблем».

Но не все видят это так. Взять хотя бы Джеймса Краузе, который ушел со своей непыльной работы в Калифорнийском университете в Дейвисе, чтобы последовать за своей мечтой об открытии магазина аквариумов. Он знал, что это кажется безумием, но ему было 29, он устал работать «на дядю» и понял, что если и совершит переход к работе на себя, он должен состояться сейчас или никогда.

«После ухода я довольно сильно побаивался, – поведал он мне. – Я просто шёл либо к сокрушительному поражению, либо к исполнению своей мечты».

Оказалось, что владение собственным бизнесом, каким бы благодарным оно ни было, может выматывать гораздо больше любой работы с фиксированным графиком и зарплатой. «Я всегда знал, что будет трудно, но я был не готов, – сказал Краузе. – Раньше я никогда не болел; теперь болею по три-четыре раза в год. Стресс добавляет мне седины. Это жёстко. Если вы уходите с работы для того, чтобы открыть своё дело, и думаете, что стресса будет меньше, вы страшно ошибаетесь».

Ханна также подчеркнула, что уход с работы – не панацея. «В самом худшем случае вы закатите истерику, вы перевернёте стол, вы выбежите из комнаты и в итоге окажетесь точно в такой же ситуации, потому что не знали точно, что не работает, – заявила она мне. – Может казаться, что «хуже быть не может», но будьте осторожны».

Категории: Ты