Работники секс-бизнеса описывают свой первый день на работе

Несколько недель назад меня попросили выступить в пьесе под названием «Ножка кровати» (Bedpost). «Ножка кровати» позиционирует себя как эротическое кабаре. Я был одним из двух рассказчиков группы вместе с труппой, несколькими танцорами бурлеска и игровым шоу. Призом за победу в игровом шоу был вибратор для пары ценой 200 долларов. В тот вечер я исполнил свою роль к всеобщему безразличию, которое изначально приписал толпе, но, оглядываясь в прошлое, понимаю, что неудача была определённо моя. Публика проглотила остальную часть мероприятия. Им особенно понравилась вторая рассказчица, бывшая госпожа, поделившаяся тем, как она впервые попала в этот бизнес.

Позже, после того, как пара, выигравшая вибратор, купила всем выпить, у меня завязался разговор с бывшей госпожой, и она великодушно ответила на мои вопросы. Мы говорили о порицании сексуального труда. Мы говорили о деньгах. Мы болтали о многом, но я постоянно возвращался к разговору о первом дне на работе. В первый день, когда я начал новую работу, на меня напало беспокойство после того, как мне показали, как пользоваться копировальным аппаратом. Могу себе только представить, что бы случилось, если бы я был в ответе за гениталии другого человека.

За всю свою жизнь я знал немногих людей, так или иначе задействованных в секс-индустрии. И это не та тема, которую я обсуждал хоть с одним из них. Я понял, что если они хотят поговорить об этом, они сами дадут мне знать, в противном случае, это не моё дело. Но открытость госпожи и наш разговор задели моё любопытство. Я решил связаться с несколькими друзьями и знакомыми и узнать, не против ли они дать интервью о своём первом дне. Повествования ниже ни в коем случае не являются исчерпывающим рассказом о жизни работников секс-индустрии, но они являются частным взглядом на то, как это – начинать работать на таких работах.

РЕНАТА ВАЛ*, ГОСПОЖА НОГ

Два года назад я переехала в Торонто после того, как пожила и поработала в Европе. Моя семья и парень всё ещё жили там. Я была одинока и пребывала в депрессии. Я переехала в очень тёмную, очень крошечную комнатушку в грязном доме с четырьмя придурками. В первые три месяца пребывания в городе я жила в той пещере, в основном в позе эмбриона. Когда закончились сбережения, я поняла, что мне нужно найти работу. В порыве скуки и любопытства я оказалась на Крейгслист и пришла к выводу, что лучший способ заработать денег, это работать с фут-фетишистами.

Я очень нервничала перед первым свиданием, но сделала всё, чтобы мои ступни выглядели презентабельно. Я не думаю, что у меня какие-то особенно привлекательные ступни. Они не плохи. Пальцы немного кривоватые. В тот день я приклеила лейкопластырь из-за слишком долгой ходьбы на шестидюймовых каблуках. Я покрасила ногти в ярко фиолетовый лак поверх старого лака и надеялась на лучшее.

Я познакомилась с Маилсом, удивительно красивым седовласым мужчиной в местном «Тим Хортон». Всё началось с того момента. После общения за кофе мы сели в его гигантскую спортивную машину и поехали на подземную стоянку торгового центра. Это единственное место, которое пришло мне в голову как приватное и достаточно тёмное для грязных игр со ступнями в дневное время.

Я следила за тем, как Маилс массажировал, лизал и посасывал мои голые ступни. В это время мне было интересно, как бы он отреагировал, если бы нас застукали. Мне было интересно, была ли у Маилса эрекция? Были ли у него во рту язвы, из-за которых мне стоит переживать? Нужно ли притворяться, что мне это очень нравится?

Уезжая со стоянки, гигантская машина Маилса застряла под жёлтым бетонным парковочным бампером. Он неточно рассчитал зазор, и машину зажало. Я не знаю, почему это сделала, но я решила, что всё должно выглядеть нормальным, поэтому я помогла ему толкать. Звук бетона по металлу не был тихим, и, думаю, мы сильно повредили машину. Потом он довёз меня обратно до «Тимз» и дал 60 долларов. Мы больше не встречались.

Я до сих пор встречаюсь с несколькими парнями с фут-фетишем, и уже лучше справляюсь со всем. Вскоре после встречи с Маилсом я начала продавать свои попользованные носки долговязому аспиранту, который сегодня является моей домашней сучкой. Он для меня делает много всего: домашнюю работу, стирку, ходит за покупками, иногда я заставляю его писать сочинения. В обмен он может сосать мои пальцы на ногах. Это круто.

we-asked-sex-workers-about-their-first-day-on-the-job-body-image-1479307091

СОВЕРЕЙН САЙР, ПОРНОАКТРИСА

После окончания колледжа, я хотела написать роман. Планировала попутешествовать по Франции и исследовать Бретань, которая стала местом действия в моей книге. Думаю, я могла бы работать в «Старбакс», если бы мне просто нужны были деньги. Но речь шла о большем. Я всегда была хорошей девочкой и достигла многого в «традиционном» смысле, будучи молодой. Я была балериной. Я рано окончила среднюю школу. Несмотря на всё это, я была несчастной. Руки чесались заниматься чем-то другим.

Был сайт под названием «Девочки Бога». Это был альтернативный порносайт, очень банальный, просто голые тела, и они платили. Я подумала, что могла бы сделать нечто безрассудное, быть голой в Интернете, и подзаработать на путешествие. С того времени я начала сниматься для эротических фотографий, и не воспринимала это как порно. В том, что мы делали, всегда был какой-то артистизм. И это не было видео.

На благотворительном мероприятии, где я подрабатывала, я познакомилась с несколькими порно актёрами, чьи новости стала читать в Твиттер. Меня зачаровал их образ жизни, свобода, которую они чувствовали, будучи сексуальными.

Через эти контакты и социальные медиа мною заинтересовалась режиссёр по имени Ника Ноэлле. Она предложила написать фильм для меня, что должно было принести больше денег, чем позирование. Вы должны понимать, что я пришла в индустрию в 2011 году, когда там происходило нечто подрывное, группа людей делала чудаческое, альтернативное и феминистическое порно. Было ощущение активности.

С той самой минуты, когда я прибыла на съёмки, я сильно нервничала. В жизни случается несколько моментов, когда ты знаешь, что переходишь черту, после которой возврат не возможен. Порно – одна из таких черт, до конца жизни это будет с тобой. Я с трудом вспоминаю тот день, потому что в моей голове происходило много всего. Хотя когда пришло время снимать саму сексуальную сцену, я просто отдалась, позволила себе потеряться в другой девушке. Когда всё закончилось, я почувствовала облегчение и ощущение свободы.

Следующие четыре года я снималась только в сценах с девушками. Я начала сниматься с мужчинами в последние два года, но мне кажется, что с ними было менее десятка сцен. В последнее время я почти не снимаюсь. Я перешла в стэнд-ап и подкасты.

Существует такое же количество причин, как и людей, почему люди занимаются порнографией, но порно, на самом деле, было одним из лучшего, что случалось со мной в жизни. Я уже понимаю, что общество меня списало, и от этого становится так свободно. Работники секс-бизнеса – это люди, но из-за того, что мы отступаем от того, что общество считает хорошим поведением, мы не становимся плохими. Мы готовы рискнуть социальной приемлемостью, чтобы отхватить для себя немного счастья, идёт ли речь о деньгах или сексуальном опыте, который, как нам кажется, мы больше нигде не получим. Думаю, что единственный известный мне человек, который переживает, это мой брат. О моей карьере он говорит так: «зачем ты навсегда разрушила для меня интернет». Мой отец сказал, что единственное, чем я могла бы заставить его стыдиться, это своим страхом.

ПАМЕЛА ИСЛИ*, ЭРОТИЧЕСКАЯ МАССАЖИСТКА

Моя подруга управляет спа-салоном, в котором я теперь работаю. Она вернулась в индустрию после долгого перерыва и сказала, что не понимает, почему не вернулась раньше. Когда я услышала об этом, мне стало интересно. То место, где я работала, было скучным и негибким, а идея работать меньше, но зарабатывать больше, очень привлекала. Я много об этом думала. Поворотным моментом стало понимание, что я могу думать об этом вечно, но никогда так и не узнаю, смогу ли я выполнять работу, пока не попробую.

Я и моя подруга встретились поговорить, чтобы я смогла задать вопросы и рассказать о своих сомнениях. Мы говорили об этом около часа, а потом она сказала, что это было моим интервью. Если я хочу попробовать поработать на следующей неделе, меня будут рады видеть.

В первый день я охрененно нервничала. Я не знала, чего ждать от обучения. Как оказалось, его было немного. Общий обзор структуры 30-минутной сессии, несколько видео с примерами скольжения по телу и массажей, потом бац, заходит первый клиент, я одна из трёх девушек, которым предстоит с ним познакомиться. Парни были довольно типичными для такого места, как это – среднего возраста, крупные бизнесмены. Такие, которые приходят на 45-минутный массаж во время перерыва на обед.

Раздевание перед незнакомцем проблем не вызвало. Я делала такое много раз, когда работала художественной моделью. Я чувствую себя комфортно, занимаясь сексом, и не стыжусь своего голого тела, и мне не понадобилось много времени, чтобы начать наслаждаться показательной природой всего этого. Скольжение по телу было путешествием. Я намазала его спину маслом и скользила собой по всему телу. Это было похоже на подвиг атлетизма. Сначала я переживала, что не смогу сделать так, чтобы кто-то кончил, просто если я буду работать руками, простите мои выражения. Но мне удалось довести парня до оргазма менее чем за минуту. Мне нужно было меньше минуты для всех клиентов в тот день. Думаю, у меня есть какие-то навыки.

Я быстро поняла, что это та работа, которую я могу делать, особенно, когда мне дали 110 долларов – сумма, которую я заработала за 45-минутную сессию. Я вышла оттуда в первый день с пачкой налички, опьяненная тем, что я только что сделала. Я чувствовала себя окрылённой из-за собственной сексуальной смелости. Я шла по улице и чувствовала себя бунтарём с грязным секретом. Я знала, что новизна, скорее всего, спадёт. Но я знала, что вернусь.

we-asked-sex-workers-about-their-first-day-on-the-job-body-image-1479307062

АНДРЕА ВЕРХУН, БЫВШАЯ РАБОТНИЦА ЭСКОРТ СЕРВИСА

Впервые, когда я пошла в стрип клуб, у меня было несколько гипотез. Я думала, что девушки были тупицами с пустыми глазами, и что они совсем не хотели снимать с себя одежду перед толпой незнакомцев в вечер понедельника. В клубе я была удивлена, увидев, что голые женщины, на которых я смотрела, не были слабыми или расстроенными. Они улыбались и были сильными, их движения были полны грации и волшебства. Я почувствовала сильное желание пополнить их ряды.

Некоторое время после этого я повозилась с трёхминутными гимнами и поупражнялась в ходьбе на только что купленных каблуках для стриптизёрш. Я решила, что хочу выступать и быть перед толпой, но в конце концов пришла к выводу, что эскорт-служба мне больше подходит по скорости. Мне рассказали, что это приватно, безопаснее и лучше оплачивается, чем стриптиз. Я училась в колледже и жила одна, поэтому идея заработать на аренду за несколько часов работы была мечтой. И то, что это могло быть моим маленьким секретом, также волновало.

Получить работу в эскорте было легко. Я позвонила в агентство (основываясь на его почасовой ставке и качестве веб-сайта) и поинтересовалась трудоустройством. Мне назначили интервью, которое было не совсем интервью. В основном это выглядело так: Вас берут на работу, вот как выглядит эта работа. Когда вы хотите начать?

Я задала кучу вопросов о безопасности, использовании презервативов и распространенности болезней, передающихся половым путём. После того, как они успокоили мои страхи, я выбрала себе имя для эскорта: Марианна. В первую ночь на работе я дрожала от страха, сидя на переднем сидении спортивного автомобиля, который летел с 401-й в «Комфорт Инн» возле Торонто. Мой босс уверил меня, что клиенты нервничают ещё больше, чем я, но я не была в этом так уверена.

Когда открылись двери мотеля, вышел маленький близорукий мужчина. Потелевизорубеззвучношёлпорнофильм. В воздухе повис дым сигарет. Он взял моё пальто, я забрала деньги. Мы начали разговаривать и вскоре перешли в кровать. «О», — подумала я, «мы просто какое-то время будем делать друг другу приятно». Когда дело было окончено, он сказал, что должен встретиться с другом в баре, и попросил, чтобы я закрыла дверь, когда буду уходить. Находясь одна в его комнате, я смеялась и танцевала, и смотрела на свою голую плоть проститутки в зеркале, и подумала: «Это самые лёгкие деньги, которые я когда-либо зарабатывала».

За два года, которые я этим занималась, секс-работа была идеальной. Я люблю общаться, встречать новых людей, видеть голые тела людей, их лица и уязвимость.

Позор и порицание работников секс-бизнеса часто перевешивают долгосрочные преимущества гибкой и хорошо оплачиваемой работы. Это ужасная ноша – прятаться от страха и осуждения. Прятаться больно, но также больно рассказывать правду. Выбор стать работником секс-бизнеса не должен делаться легко – это не работа «просто ради денег». Сексуальнаяиндустриясъедаетотчаявшихсялюдейживьём. Регулярно проверяйтесь. Поговорите с кем-то, кому вы доверяете, о своём опыте. Будьте честны с собой. Следите за пачкой денег и наслаждайтесь поездкой.

Андреа и сотрудник Николь Базуин задокументировали свой опыт в эскорт-сервисе в готовящейся книге «Современная шлюха».