Стоя в ловушке гетеронормативности и моногамии

У нас со сводной сестрой нет почти ничего общего кроме того, что мы обе белокожие девушки. У неё есть гардеробная, заполненная одеждой из таких мест как J. Crew в нейтральных и пастельных тонах. У неё прелестные волосы до плеч, а когда она собирает их в хвост, то это просто улёт. Она перешла прямиком из средней школы в респектабельный частный колледж на севере штата Нью-Йорк и закончила его по специальности «Английский язык». Она очень милая, привлекательная в американском духе, у неё приятный характер, а кроме того, она очень гостеприимная. Это ты можешь понять по красиво написанному списку продуктов, поездке в магазин местных органических продуктов и по простой бутылке вина, которые можно найти в её Инстаграмме. Она любит Дэйва Эггерса и Дэвида Фостер Валланса. Не помню, чтобы я когда-либо видела её на каблуках выше трёх дюймов. Если бы Марта Стюарт встретила мою сестру, Марта бы позавидовала её вкусу.

Пару лет назад университетский воздыхатель моей сестры отвёл её в очень хороший ресторан на День Святого Валентина и предложил руку и сердце между основными блюдами и десертом. Поклонник был из «очень хорошей» семьи. Он без чувства юмора, но с тугим кошельком в кармане. После предложения, было ещё несколько праздничных ужинов, посвящённых этому событию. Затем была вечеринка в честь помолвки, которая прошла в день открытия бренда Fleshlight. Я провела половину вечеринки, пытаясь найти тихое место, чтобы рассказать по телефону журналистам о том, как я счастлива, что восхитительная компания запустила в массовое производство реалистичную форму моего отверстия. Так что любой с 80$ в кармане и членом мог почувствовать блаженство проникновения в мою пизду (или же, если описывать это романтично, пускать корабль в бухту).

Говоря о кораблях, помещение, где проходила вечеринка в честь помолвки, было выдержано в морской тематике. На следующий день, моя сводная сестра начала планировать свадьбу со своей мамой, матерью жениха и с целой толпой тёлочек, с которыми она ходила в школу. Все тёлочки были милые и красивые в духе ничем не примечательного среднего класса, что создавало мне проблему с запоминанием кто есть кто. Толстая папка с расписаниями, картинками и брошюрами стала постоянной компаньонкой моей сводной сестры. Был создан сайт A _____loves____.com. По-моему, наш фильм Code of Honor потребовал меньше усилий, к тому же нам позволили использовать настоящие пушки и разнести всё к чёрту.

Было решено, что свадьба должна состояться в отеле в Вермонте, который находится около огромного охраняемого государством леса. Церемония должна была проводиться на открытом пространстве у подножья холма, напротив улицы, на которой был расположен отель. Заключение брака должно было состояться позади отеля под огромным тентом с деревянным полом. Моя сводная сестра тогда недавно начала работать в женском глянцевом журнале. Множество её коллег и друзей женилист в течение этого года, пока она планировала свою свадьбу. И после каждой церемонии, на которой она побывала, сестра возвращалась с новой идеей, как украсить её самый важный день. За две недели до свадьбы она проснулась с отчаянным желанием приготовить 40 светло-зелёных кашемировых шарфов на случай, если гости замёрзнут на репетиции ужина, и 40 таких же цвета экрю на случай, если гости замёрзнут на самой церемонии. Она хотела, чтобы всё было идеально, и была помешана на том, чтобы произвести впечатление на тихую высокомерную семью своего избранника и их (иногда очень) высокомерных друзей.

Ну, наконец, мы получили конфликт:

Та сторона моей семьи – включая сводную сестру и шурина – принимала мою карьеру. Они видели меня как реального человека, который занимается законной, хотя и специфической, работой. И даже если у нас не было ничего общего, у нас ещё было общее семейное уважение. Моя мачеха не могла дождаться момента, чтобы рассказать всем на работе, когда AVN назвало меня Лучшей Восходящей Звездой в 2009. С тех пор как я переехала из дома моих родителей, почти всех, с кем я проводила время, можно было назвать своего рода контркультурой. Мне очень повезло провести большую часть своей жизни в тех сферах, где меня принимали и поддерживали такой, какой я была. Обычно у меня нет сомнений, когда я рассказываю о том, чем занимаюсь, чтобы заработать на хлеб, хотя, я всегда понижаю голос, если рядом есть дети, и могу сказать людям, что я «порно звезда», «снимаюсь в фильмах для взрослых» или «в бизнесе голых тел». Всё зависит от обстоятельств.

5d52ae05cfb47f3ff0545961c79736e9

Но вот я на самом важном, самом особенном дне моей сводной сестры. Можете звать меня старомодной, но, я думаю, что всё внимание на свадьбе должно быть направлено на невесту, жениха и их счастье. Считается, что для большинства женщин, их свадьба — это единственный раз, когда они могут быть принцессами. Ничто не должно испортить или сорвать этот день. Большинство пособий по этикету строго предписывают гостям не надевать белую или чёрную одежду. Чёрный приводит в уныние, потому что он может выглядеть немного зловещим, а белый может отвлечь всё внимание с невесты. К сожалению, для меня, Эмели Пост никогда не освещала вопрос, что делать, если ты снимаешь в фильмах для взрослых и приходишь на свадьбу, где целая куча консервативных людей, которых просто оскорбляет слово «порнография». Но довольно легко угадать, что она бы посоветовала не говорить ничего такого, чтобы не расстраивать других гостей. Так что я нашла милое серое платье, сделала макияж, который я видела на женщинах в метро в 7:30 утра, когда они предположительно едут на работу, и сделала всё, чтобы смешаться с толпой. Заметьте полное отсутствие блеска на моём лице на фото сверху. На мне даже не было накладных ресниц. Мне было забавно думать об этом как о бремени нормального человека.

Свадебная церемония была прекрасной. Моя сводная сестра сияла таким блеском, что заставляло тебя думать о современном эквиваленте кристала на их 15-й годовщине. Мы все переместились в коктейльную зону, где бармен смешал мне коктейль шампанское-бренди. Женщина, стоявшая рядом со мной, завела беседу, в которой я старалась быть очень доброжелательной. На самом деле, это был по большей части монолог.

Прежде весго, она сказала, очень жаль, что брат невесты не смог позволить себе такой же красивый костюм, какие были на остальных друзьях жениха. Я воздержалась от того, чтобы сказать ей, что каждый костюм был из того же магазина JoS. A. Bank, и этот особый стиль был выбран благодаря распродаже. Затем она сказала мне, как странно, что четвёртый муж моей мачехи (мой папа) даже не живёт со своей семьёй. (Мой отец работает в Нью-Джерси и ездит туда-обратно). Я решила, что швырнуть бокал ей в лицо было бы плохой идеей, и пока искала вежливый способ выйти из разговора, она бросила: “сводная сестра скандальной порно-звезды, которая бросила свою работу, чтобы сбежать с цирком». Несомненно, я слилась с толпой настолько хорошо, что она даже не понимала, кто я такая, тем более уже не представляла, что поливала дерьмом всю мою семью. Она болтала довольно долго об её (моём) отсутствии морали, включая риторические вопросы, типа «Как же они могли позвать шлюху на свадьбу?». Когда она наконец-то закончила трепаться, она спросила меня, откуда я знаю жениха и невесту. Пришлось сказать, что я была секретарём в глянцевом журнале. После чего я замахала рукой воображаемому человеку и убежала.

В итоге я затерялась в группе друзей жениха из колледжа. Они все занимались чем-то типа инвестирования. Эти люди были в курсе моей работы, и когда я отвечала на обычные вопросы, вроде «Ты знаешь Дженну Хэйз?», «Ты когда-нибудь работала с Роном Джереми?», «Как у тебя может быть парень, если ты трахаешься с другими людьми?», я понимала, что для этих людей существует только моногамия и ничего больше. Они следуют только одному жизненному плану, от которого не отклоняются. Из средней школы они переходят в колледж, находят свою любовь спустя некоторое время после выпуска, женятся, а потом уезжают в Вестчестер или Графство Рокленд и заводят в среднем два с половиной ребёнка. Они тщательно прячут свои вибраторы и скрывают походы в стриптиз клубы от вторых половинок. Карьера мужчин обычно ценнее, чем женщин. А традиционные гендерные роли обычно выполняются без вопросов.

Я здесь всё обобщаю, но существование за пределами гетеронормативности приводит к необходимости обсуждать взгляды одного человека на роли в отношениях, как наша внешность влияет на то, как нас воспринимают, что такое секс, что такое моногамия и какие меры нам подходят. Caro (Lingerie Lesbian), Jiz Lee (который сделал «они» местоимением единственного числа), Buck Angel (мужчина с вагиной) и Queerie Bradshaw все они ярко пишут или говорят о том, как быть лесбиянкой, гендерквиром, трансгендером и квиром. Лично я могу только говорить о том, каково быть цисгендерной (имеется в виду, что я идентифицирую себя как женщину, рождённую с женскими гениталиями) женщиной, работающей в порнографии, типа шлюхи, и имеет второе место по шкале Кинси (ближе к натуралам, но не полностью).

Для меня то, что мы называем «изменой» — это недостаток уважения к тем границам, которые были обсуждены и утверждены, или пренебрежение нуждами партнёра, которые воспринимаются или демонстрируются. Я поняла (причиняя людям боль и ощущая боль), что очень важно в отношениях говорить о чувствах и определять границы. У меня было много сексуальных партнёров в таких ситуациях, когда мы оба опасались, что это всего лишь на одну ночь или просто секс ради развлечения. У меня был парень в Филадельфии, который попросил меня отказаться от секса с другими людьми в Восточной Филадельфии, поэтому я занималась им только тогда, когда была за пределами штата. У меня была девушка, которая довольно спокойно относилась к моему сексу с мужчинами, но очень категорично — к сексу с другими женщинами. Так что это была единственная девушка, с которой я спала. Был один человек, который просил зарезервировать для него четверги, даже когда мы были в разных местах. Меня это не устраивало, поэтому нам пришлось расстаться. У меня были парни, которым было всё равно, что я делала, когда была с ними, а были парни, которым нужна была моногамия за пределами работы. Каждый раз нам приходилось обсуждать наши ожидания от секса и отношений. Некоторые из них считали сексом любое возбуждающее физическое действие, другие же были убеждены, что проникновение в отверстие — это точка, с которой начинается секс.

В ходе наших отношений, у меня было много бесед с мужчиной, с которым я сейчас встречаюсь, о границах и чувствах. Я зову его «папочка», и как вы, возможно, поняли, в наших отношениях есть пункты смены власти. Я принадлежу ему. Моё тело — его, мой рот, вагина и анальное отверстие — его, и моё сердце — его. Осведомлённость и вовлечённость важны каждому из нас. Если симпатичная девушка из моего любимого магазина белья флиртует со мной, и я отвечаю ей, я рассказываю ему. Если я хочу поцеловать кого-то или заняться с кем-то сексом, я рассказывают ему. Когда я иду на работу и у нас там случается действительно весёлая сексуальная сцена, я рассказываю ему всё в деталях той же ночью, сидя на его члене. Если я хочу мастурбировать, я спрашиваю разрешения и часто описываю, что происходит в моей голове в это время или отправляю ему картинки. Я всегда благодарю его за каждый оргазм. Он ведёт себя по отношению ко мне также уважительно, но другим способом. Методом проб и ошибок мы решили, что именно это подходит для наших отношений.

Уровни комфорта и границы – уникальны для каждого человека. Понятие секса и идентификации очень варьируются. Мне выносит мозг в те моменты, когда для гетеронормативного человека, который ценит и жаждет моногамию, эти темы оказываются под запретом.