Я побывал на вечеринке свингеров в Лондонском порно-кинотеатре

«Не готов ещё, сынок?»

«Нет, приятель, прости».

Во время групповухи люди ведут себя настолько вежливо, что становится смешно. В темноте молодой парень отходит от дивана, на котором сидит женщина средних лет, её мини-юбка задрана, ноги расставлены, и всё это перед десятью, возможно 12, мужчинами. Но они расступаются, чтобы пропустить его. Неудивительно, что он не на высоте. Но никто его не трогает – свинг пропагандирует дружелюбие. Не о чем беспокоиться.

Сегодня субботний вечер, и мы находимся на нижнем этаже Клуба 487 – нового порно-кинотеатра, открывшегося на тихой улице в Южном Лондоне в начале этого года. Несмотря на то, что многие предсказывали ему быстрое забвение, вместо этого он становится всё популярнее, если судить по сегодняшним шалостям.

Джейн и Майк – пара, им обоим слегка за 40, они занимаются групповым сексом более десяти лет и пришли сегодня сюда на популярный секс-форум. Их сопровождает Адриан – энергичный азиат в чёрном костюме, и девять или десять нетерпеливых участников – мужчин в джинсах и спортивных штанах с голодными глазами. Они курят и попивают RedStripe из банок, купленных в газетном киоске рядом.

После быстрого введения менеджера, демонстрирующего любезность, граничащую с раболепством, будто Джейн – это Анджелина Джоли (в Клубе 487 женщин немного), пара переходит в одну из менее просторных «приватных» комнат. Здесь они предаются романтике под фильм под названием «Как Стелле упаковали трубу». Один мужчина рукой стимулирует Джейн, а в это время другие смотрят и стимулируют себя сами. Похоже, Джейн, сидящей между Майком и Адрианом, это нравится. Но тут вдруг –

«Чёрт! У тебя руки слишком холодные».

«Прости!», – говорит несчастный парень и быстро отступает. Через мгновение начинает кто-то другой, и вскоре Джейн готова развлечь своих зрителей. Штаны на щиколотках, члены в руках, мужчины терпеливо ожидают своей очереди.

Через десять минут Джейн берёт паузу, чтобы восстановить дыхание. Парни стоят вокруг и болтают, обмениваясь замечаниями по поводу происходящего.

«Ты был в «Раю» в Дейженхаме?», — спрашивает один парень.

«Один раз», — отвечает кто-то. «Я долго там не продержался. Слишком уныло».

«Я позже туда пойду», — говорит Адриан. «Я встречаюсь с тремя барышнями в 11. Если там уныло, просто останусь с ними».

«Cap d’Agde» [известные нудистский курорт во Франции] – вот, где здорово», — говорит Майк. «К стыду Англии. Попробуйте. Тупо везде. Возле бассейна, в сауне. В десять утра на пляже. В конце становится многовато. Через неделю женщины не могут ходить, а у мужчин ощущение, что из них льётся кислота из батарейки, когда они мочатся».

Раздаётся смех. Понятное дело, Майк и Джейн знают, о чём говорят. Майк и Джейн жизнь прожили.

«Кто-то был в «Рио» в Кентиш Таун?»

«Да. Это притон».

«Этот мужчина терпеливо ждал. Он был очень вежлив».

Пока они разговаривают, другой мужчина становится на колени перед Джейн и творит чудо. Вскоре она охает, голова откинута назад, лицо ярко светится во мраке подземной смотровой комнаты.

«Думаю, Джейн снова готова», — говорит Адриан. Джейн кивает в восторженном согласии. Майк держит её, внимательно наблюдая за происходящим, не выявляя признаков дискомфорта или удовольствия.

«Этот мужчина терпеливо ждал», — говорит Адриан, показывая в сторону парня средних лет с пробором. Он одет в вельветовые брюки и шерстяную куртку. «Он был очень вежлив».

Джейн кивает, маня его вперёд.

Слегка шокированный я иду в главную смотровую комнату. Там находится несколько ничего не делающих чудаков: какой-то старикашка с коллекцией почтовых мешков, выглядящий как слегка захворавший Мишель Хоуеллебек, и парень в куртке тренера по футболу и шапочке. Они смотрят фильм, показывающий молодую женщину с фаллоимитатором, похожим на огурец, завёрнутый в серебряную фольгу.

Снизу доносится сильный запах амила и резины, из которой сделаны презервативы.

Хотя старое здание кинотеатра в Айслингтоне привлекало в основном геев, новые пенаты стали популярными и среды других кругов. Конечно же, помогла шумиха, поднятая на сайтах свингеров. Когда Майк и Джейн напишут свой отчёт о сегодняшнем вечере, а они это обязательно сделают, сюда придёт ещё больше людей.

«Это сарафанное радио, не правда ли?», — задает вопрос менеджер Дэнни. «Не могу передать вам своё счастье от того, как сейчас обстоят дела. Тише едешь, дальше будешь. Судьба благоволит нам, выше только небо».

Снизу доносится сильный запах амила и резины, из которой сделаны презервативы. Зелёная полоска света, идущая от ламп на плинтусах, освещает дорожку от лестничной клетки до приватной комнаты, в которой Майк, Джейн и их друзья до сих пор доставляют друг другу удовольствие. «Не сюда, дорогой», — говорит Джейн одному парню, который, будучи очень сосредоточенным, беспокоится, что совершил нечто бестактное, и он сразу отступает. Теперь очередь дошла до Адриана и Майка.

«О! Майк, ну же, мы же нормальные ребята, я не буду этим заниматься!»

Думаю, в темноте трудно разобрать, за что точно ты хватаешься.

Адриан и Майк забирают Джейн в дальний угол, чтобы она передохнула. Кажется, передышка становится довольно энергичной.

Адриан и Майк уводят Ждейн в дальный угол, чтобы она могла перевести дыхание. Но, кажется, передышка становится очень энергичной.

В атмосфере, в которой царит уважение и чуть ли не почтение, мало разговаривают. Странно, но порно-диалог на экране (а теперь там показывают «Минет невозможен») иногда выдаёт комментарии к действиям в настоящей жизни («О Боже, дай глянуть, что там у тебя… он такой большой».) Конечно же, здесь нет никакого принуждения – только согласованное, если уж игра становится очень грязной, для взрослых.

Спустя несколько минут, Адриан объявляет, что Джейн снова нужна передышка. Они с Майком уводят её в дальний угол. Кажется, передышка становится довольно энергичной.

Наконец, пора уходить. Адриан проводит Майка и Джейн вдоль главной комнаты.

«Спасибо, ребята», — говорит он и машет, как журналист, сопровождающий королевских лиц после сессии вопросов и ответов. За ними идут ребята, которые были с ними. Единственные оставшиеся люди – это Хоуеллебек и двое испанцев, пьющих пиво и разговаривающих о футболе.

«Отличный парень, этот Адриан», — говорит Дэнни, когда я ухожу. «Дружелюбный. Позитивный. Хорошобытьснимрядом. Делает это место особенным».

Конечно, он прав. То, что только что происходило — не для всех, но всё было в рамках уважения и соблюдения возможных приличий, и, конечно же, стало гораздо большим развлечением для участников, чем ночь перед ноутбуком.

Следите за сообщениями Джона на Twitter.