Сирийские дети едят листья, чтобы выжить

Когда её привезли в полевой госпиталь удерживаемой повстанцами Моадамии, в одной миле от Дамаска, у Раны Обэйд были все признаки жестокого недоедания — раздувшийся живот, стеклянные глаза, ввалившиеся щёки, кровоточащие дёсны. Доктора обследовали её, но ничего не смогли сделать.

Она умерла. Причина смерти: голод.

После просмотра этого видео доктор Махер Нана сказал, что заметил кровоточащие дёсны ребёнка, что типично при дефиците витамина С. “Чтобы достичь такого уровня дефицита витамина С, нужно очень сильно голодать», — объяснил доктор Нана, сирийский американец, практикующий во Флориде и регулярно бывающий в Сирии.

“Нужно действительно ничего не есть”, — сказал он.

Rana2 copy

Рана — не первый сирийский ребёнок, умерший от голода в Моадамии. От недоедания умерла семилетняя девочка. Трое других детей (трёх, пяти и семи лет) и две женщины (34 и 38 лет) тоже умерли от голода, потому что армия сирийского президента Башара аль-Асада и поддерживающее режим вооружённое формирование осадили город.

doaa

В середине августа город стал жертвой газовой атаки асадовского режима. За последний год население города сократилось с 70 000 до 12 000 человек. Большинство уехало, но оставшимся жителям некуда уезжать. Больше половины — это женщины и дети, согласно Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил.

Любого, попытавшегося уехать, «застреливают или пытают до смерти», — житель Моадамии, Дани аль-Каппани, рассказал мне по Скайпу, что снайперы будут стрелять в людей, если они попытаются покинуть город.

Почти год город находится в блокаде, даже гуманитарные организации не могут провезти туда еду или лекарства. Хлеб закончился более шести месяцев назад.

Жители едят только то, что могут вырастить — оливки, фиги, ягоды, гранаты, виноградные листья.

DSC00961 copy

“Чтобы хоть как-то оставаться живым”, — говорит доктор Нана. — “Листья не питательные. Они пустые. Это просто, чтобы заполнить желудок».

Житель Моадамии и терапевт полевого госпиталя, доктор Омар Хаким, сказал мне, что в городе «широко распространённый голод».

1385554_475118769263081_1900956723_n copy

“Наши дети умирают на наших руках один за другим не из-за бомбёжки», — сказал 26-летний Дэни.

Но и из-за бомбёжки тоже.

В добавок к ежедневным боям между войсками режима и оппозиции, город находится под почти постоянным артобстрелом со стороны поддерживающих режим. Я слышал взрывы, когда говорил по Скайпу с жителями Моадамии. Дэни извинился за опоздание: «Я прошу прощения. Здесь сильный артобстрел».

1385477_477318659043092_721292007_n copy

Когда всё стихло, Дэни продолжил: «Год в блокаде. Год под обстрелом. Один год, и наша кровь полилась. Мы больше не боимся смерти».

Оппозиция предполагает, что там было убито около 700 человек.

“Люди проводят большинство времени в убежищах из-за артобстрелов и ракет”, — сказал доктор Хаким.

Эликтричества не было год.

Дети не ходят в школу, потому что школы, по словам Дэни, или разрушены или заброшены из-за обстрелов. В городском полевом госпитале закончилось почти всё. Когда людям плохо, они принимают обезболивающие.

1374379_527130717363525_1394593521_n copy

“Редкие люди рискуют пройти по улице”, — сказал Дэни. — “Режим убивает нас ежедневно и никого это не волнует. Улицы пусты. Обстрел никогда не заканчивается».

Жизнь — это «катастрофа», — сказал он. Хаким назвал блокаду геноцидом.

Режимные истребители бомбили Маодамию три раза во вторник, убив двух человек, ранив 10 человек, и разрушив одну из двух оставшихся водопроводных труб, по словам Кюзай Закарья, пресс-секретаря местного городского совета в Моадамии.

“Людям приходится защищать свою землю и свои дома до последней капли крови», — 26-летний Хаким был физически ослаблен после помощи жертвам химического оружия.

1390579_477324879042470_990858252_n copy

Дэни считает, что смерть от голода — худший способ умереть, это «медленная смерть».

Дэни снял на видео мать и её голодного ребёнка. Когда он спросил её, почему ребёнок недоедает, она ответила: «У меня ничего не осталось — нечем кормить и нет молока». Мать рассказала, что она сделает суп для него, если что-нибудь найдет.

«Количество смертей от голода может скоро увеличиться», — сказал доктор Хаким. В его полевом госпитале сейчас 15 детей на интенсивной терапии — всем грозит смерть от недоедания.

Спасением было бы молоко.

Молоко содержит все электролиты, протеины, углеводы, витамины и другие элементы, необходимые для выживания человека. “Женщины могут давать молоко, даже если они недоедают, но некоторые женщины не могут совсем», — сказал доктор Нана. — «В этом случае нет никакой альтернативы, никакого другого способа кормить детей, потому что в городе не осталось ни коровьего молока, ни сухого молока».

Руководитель гуманитарной миссии ООН, Валери Амос, подтвердила, что ООН не может ничего отправить в город уже почти год, «несмотря на повторяющиеся попытки”.

“Гражданское население продолжает оставаться мишенью и не получает доступ к еде и неотложной медицинской помощи во многих местах в Сирии во время этого страшного кризиса”, — говорится в её отчёте. “Я призываю всех участников договориться о приостановке боевых действий, чтобы позволить гуманитарным организациям немедленно и беспрепятственно эвакуировать раненых и обеспечить жизненно необходимыми лекарствами и вещами районы, где бои продолжаются».

Сирийское правительство должно выдать официальное разрешение Всемирной продовольственной программе ООН, чтобы те могли организовать помощь в Моадамии.

“У нас готовы продукты”, — говорит Абир Этефа, пресс-секретарь Всемирной продовольственной программы по Среднему Востоку. — «Мы всегда готовы и используем любую возможность, не важно, насколько она мала… чтобы доставить людям всё необходимое».

Абир говорила со мной по телефону из своего офиса в Каире. “[Всемирная продовольственная программа] это гуманитарная организация”, — сказала она. “Мы можем только просить. Мы можем только запрашивать доступ. Мы можем только настаивать и просить разрешение поехать. На этом наши возможности заканчиваются”.

Амос говорит, что долг правительства Сирии и повстанцев защищать мирных жителей и «позволить нейтральным, беспристрастным гуманитарным организациям безопасно обеспечить людей всем необходимым».

За почти год блокады Моадамии, прогресс был очень ограниченный.

“О прекращении огня речи не идёт», — сказал мне Халид Салех, медиа директор оппозиционной коалиции. — «Асадовский режим предложил Свободной армии Сирии пропустить гуманитарные организации, если они сложат оружие и покинут пригороды Дамаска. Однако, это означает, что войска Асада захватят этот район, так что, конечно, они не согласились».

Примерно две недели назад режим разрешил Красному Кресту и Красному Полумесяцу эвакуировать около 1 000 женщин, стариков и детей из Моадамии. Они находятся в школе, по словам Закарьи. Коалиция утверждает, что десять эвакуированных мальчиков были похищены. Они заявляют, что четверо из этих мальчиков были выпущены после пыток «во время усиленного допроса» о повстанческих войсках в Моадамии.

Модадамия — не единственный город, находящийся в блокаде. Около двух миллионов человек в районе, удерживаемом повстанцами, недалеко от Дамаска, окружены войсками режима и не могут получить помощь.

1379894_477315039043454_2067504165_n copy

Оппозиция просит международные гуманитарные организации и международных лидеров, включая госсекретаря США Джона Керри, надавить на сирийский режим, чтобы организовать гуманитарный коридор для отправки еды и лекарств в осаждённые районы.

“Обещания помочь были даны, но пока ничего не произошло, как всегда», — сказал Халид.

Халид сказал, что Россия могла бы изменить ситуацию: «Русские могут успешно применять давление на режим, когда это важно».

По словам Халида, Асад рассылает сообщения сирийцам, поддерживающим революцию: «Используя химическое оружие или голод, он говорит «вы принадлежите мне и я могу делать, что хочу», и и международное сообщество ничего не будет с этим делать».

Официальные представители сирийского правительства в Вашингтоне отказались давать комментарии.

1184869_528360473907216_988737819_n copy

По словам Закарьи, для жителей Моадамии ситуация становится только хуже и хуже.

Закарья сказал, что сирийцы «очень, очень разочарованы» в США. «Мы ожидали, что правительство США и американцы… поддержат беспомощных людей после трёхлетних убийств Башара аль-Асада».

“США и западный мир упустил золотую возможность заполучить сердца сирийцев», — продолжил он. — «Сейчас люди чувствуют гнев и злость, когда слышат хоть слово о США».

Я попросил Дэни связать меня с родителями Раны Обэйд, но они отказались комментировать.

“Это бесполезно”, — сказали они Дэни. — «Никому в мире нет дела до страданий [нашей дочери] или наших страданий здесь в Моадамии».