Индустрия тату резко разрослась в одночасье

Несмотря на то, что в Нью-Йорке татуировки запретили в 1961 году, это не помешало Майку Бакати открыть собственный салон. Как первый владелец Fineline Tattoo житель Нью-Йорка в 1976 году незаконно устроил салон в лофте на Бауэри, где в разгар запрета на татуировки начал собирать клиентуру. Хотя в то время татуировка была полностью нелегальной, динамизм субкультуры не пострадал благодаря таким людям, как Бакати, который продолжил оттачивать своё мастерство, несмотря на возможные юридические последствия. В 1997 году, когда запрет на татуировки сняли, Fineline вернулся в мейнстрим в виде заведения в Ист-Виллидж, где он и находится сейчас в доме 21 на Первой авеню.

Дни незаконной татуировки прошли, и теперь, четыре десятилетия спустя, сын Бакати Мехай сохранил наследие отца, не только став новым владельцем старейшего тату-салона Нью-Йорка, но и продолжив работу художником-татуировщиком самостоятельно. Хотя Майк Бакати и скончался, Fineline до сих пор отличается от других магазинов своей родословной, нью-йоркскими корнями и талантливыми рисунками, которые продолжают создавать местные художники. В то время как сегодня последним писком моды являются тату-бутики, Finelineвыделяется тем, что является «возвратом к олдскульным серьёзным уличным салонам минувших дней», как говорит Мехай. Иными словами клиентам предлагается равновесие между отличной татуировкой и простым салоном без всяких излишеств с вкраплениями истории татуировки.

На прошлой неделе Бакати и другие отпраздновали вечеринкой сороковую годовщину незаконного основания салона.

how-ink-has-evolved-according-to-the-owner-of-the-oldest-tattoo-shop-in-nyc-body-image-1472151730-size_1000

Поздравляю с годовщиной! Для начала хотела тебя спросить: какие изменения произошли в Ист-Виллидж за последние 15 лет и какое воздействие они оказали на салон, если таковое было?

Мехай Бакати:Манхэттенский Нижний Ист-Сайд всегда был бедным районом с дешёвой арендой, но за последние годы он, судя по всему, стал очень богатым районом, в котором роскошные гостиницы вырастают как грибы после дождя, а небольшие предприятия повсюду закрываются из-за повышения требований к аренде. Но мы всё ещё здесь и всё это пережили – в целом благодаря поддержке своих покупателей и района.

 

Fineline много лет являлся подпольным заведением и работал тогда, когда татуировка в Нью-Йорке являлась незаконной. Как это было в то время? Какие интересные истории у тебя были за время работы?

Ну, большую часть времени подпольным был весь Нью-Йорк. В 1980-е такси отказывались ездить дальше 14-й улицы. Главным в татуировке во время запрета было не высовываться. Возможностей для рекламы практически не было за исключением последних страниц «VillageVoice». Наша реклама появлялась бок о бок с рекламой 1-800-Blow-Me или любого другого секса по телефону. Наши клиенты в основном приходили по устным рекомендациям. Чтобы найти кого-нибудь, кто делает татуировки, нужно было быть действительно осведомлённым или очень сильно хотеть татуировку, а в 1970-е и 1980-е в городе вообще было не особенно много людей, делавших татуировки. Чёрт побери, в 70-е и 80-е татуировки мало кто себе набивал, не то что сейчас.

Тату-салон находился в лофте, в котором я вырос, и да, это был настоящий салон, построенный профессионально. Никаких домашних фокусов. У нас там бывали совершенно разные люди – копы, учителя, юристы, актёры, наркодилеры, люди из всех слоёв общества. Помню, как в салон несколько раз одновременно приходили члены явно враждующих банд. В воздухе чувствовалось сильное напряжение, но в пределах тату-салона все вели себя уважительно или что-то в этом роде. В те времена люди в основном были очень уважительны.

 

Как эволюционировала тату-индустрия с момента снятия запрета в Нью-Йорке в 1997 году?

Индустрия татуировки, как и сам город, в моём детстве была совершенно иной. Полагаю, эволюция тату-культуры началась задолго до снятия запрета, но могу сказать, что здесь, в Нью-Йорке всё это просто как бы резко разрослось в одночасье. Хотя теперь, когда я об этом думаю, кажется, что на самом деле она резко разрослась в одночасье по всему миру. Сейчас интереса гораздо больше, чем было 20 лет назад, это уж точно.

how-ink-has-evolved-according-to-the-owner-of-the-oldest-tattoo-shop-in-nyc-body-image-1472152519-size_1000

Какие твои любимые татуировки, которые ты сделал за эти годы.

Любимые татуировки? Я их сделал очень много. Я покрывал татуировками целые тела. Выбрать вот так очень трудно, но я скажу, что развил с некоторыми людьми, которым наносил татуировки, очень насыщенные и глубокие отношения, и для меня это дороже всего. Я люблю свою работу, а то, что мне приходится зарабатывать себе на жизнь рисованием симпатичных картинок, означает, что, возможно, моей любимой татуировкой, возможно, станет как раз следующая, которую я сделаю.

 

Какие тренды в татуировке ты заметил за последние несколько лет.

Тренды в татуировке интересны. Они однозначно есть, но в целом держатся не особенно долго. Я бы сказал, что в данный момент очень популярны надписи – цитаты и тому подобное, – хотя я не вполне уверен, что это когда-нибудь выходило из моды. Впрочем, сейчас происходит масштабнейшее возрождение классической татуировки в стиле Американы, поэтому можно сказать, что текущим трендом, по-видимому, являются старые классические шаблоны.

 

Существует ли конкретный нью-йоркский стиль татуировки?

Татуировка в нью-йоркском стиле – это лучший образец того, что, как правило, называют «стиль восточного побережья», со штриховкой жирными линиями и цветом. На мой взгляд, образность остаётся свежей и никогда не меняется благодаря этническому разнообразию Нью-Йорка. Также, мне кажется, что нью-йоркский стиль тесно связан с мировым стилем.

 

Можешь ли ты выделить самую странную из своих встреч с клиентом в роли татуировщика?

Странность очень относительна… Лет, наверное, десять назад или около того к нам пару раз заходил один парень. Мы все решили, что он бездомный или вроде того. Никто из нас не хотел делать ему татуировку, но у моего отца было доброе сердце, и он согласился это сделать. Этот парень хотел себе на ногу какой-нибудь пин-ап с обнажённой дамочкой. Папа назвал ему цену, а тот согласился, не моргнув глазом. И вот, он начинает снимать те четверо штанов, в которых ходит в середине июля. От парня с задворок салона несло так, что нам пришлось держать входную дверь открытой. Как бы то ни было, папа заканчивает, парень одевается, и я думаю, что сейчас он нас надует. Парень лезет к себе в штаны и достаёт одну из самых больших пачек стодолларовых банкнот, которые я видел до сих пор. Заплатил и спокойно ушёл восвояси – впрочем, из-за запаха мне кажется, всё равно, недостаточно быстро.

how-ink-has-evolved-according-to-the-owner-of-the-oldest-tattoo-shop-in-nyc-body-image-1472152660-size_1000

Какое, на твой взгляд, место Fineline в контексте более масштабной истории татуировки в Америке?

Сложный вопрос. Нельзя по-настоящему войти в историю, пока всё не закончится, а мы ещё не закончили, так что пусть с этим разбираются учебники истории.

 

Какие советы ты бы дал человеку, который впервые делает себе татуировку?

Не торопитесь. Не спешите и сделайте то, чего очень хотите, с чем вы, на ваш взгляд, можете расти. Затем не спеша отыщите художника, который это выполнил, кого-то, с кем бы вы были не против провести какое-то время в сильной боли. После того, как она будет готова, владейте и наслаждайтесь ею каждый день.

 

Что будет с Fineline дальше?

Ну, у нас будет весёлая вечеринка по случаю годовщины, а затем мы вернёмся к работе.