Это её аборт, а это её, а этот её аборт

Если бы пару недель назад вы спросили меня, где можно найти фотки процедуры аборта, я бы не знал, что вам ответить. Но совсем недавно одна женщина, по понятным причинам скрывающая свое имя, запустила сайт thisismyabortion.com, на котором вывесила фотографии своей процедуры, тайно снятые на мобильник. Ссылки на сайт стали появляться в твиттере, ридите и других популярных ресурсах, а его основательница, женщина под псевдонимом Джейн Доу, неожиданно стала знаменитостью и проводником в мире абортов. Она написала статью для The Guardian и после этого ее завалили вопросами почти все газеты и журналы мира. Я тоже хотел спросить ее кое о чём, так что я раздобыл ее почту (она не дает телефонные интервью, так как заботится о своей безопасности) и написал ей письмо. Несмотря на то, что Джейн сказала, что уже почти окосела из-за постоянного сидения перед экраном, она ответила мне подробно и сразу же.

51ec3b9f08763d4db3033dc33b26ab2a

На сайте ты представляешь свое решение фотографировать аборт так, как будто это было спонтанное действие в отместку всем этим ярым противникам абортов, размахивающими картинками ужасных мертвых зародышей у тебя под носом. Это правда или ты все-таки обдумывала свои действия заранее?

Мое решение было ничем иным как ответом всем противникам прочойса и их жутким плакатам с мертвыми плодами, развешанными перед клиникой. Знаете, изображения были очень реалистичными и пугающими, а действия тех людей были похожи на вопиющее нарушение моего права выбирать то, что мне хочется. Ну и это также мешало врачам работать. Поэтому чуть позже я решила, что поделюсь этими снимками с общественностью.

 

Трудно ли было фотографировать во время аборта? 

Да, съемка была очень трудной. Я заранее попросила ввести мне очень низкую дозу обезболивающего, чтобы иметь возможность снимать, но это только осложнило процесс. На самом деле операционную я сфотографировала заранее, уже в кресле щелкнула пару кадров на уровне груди, поглядывая между подставками для ног, и еще сделала несколько фоток по окончанию процедуры, ну вы их видели на thisismyabortion.com.

Я была очень осторожна и следила, чтобы ни один из врачей не попал в кадр, чтобы не повредить их личной жизни и безопасности. Еще мне пришлось спрятать фотоаппарат, потому что я не была уверена, что врачи не отберут его.

 

Ты считаешь, что прочойс-движению следует больше говорить о самой процедуре проведения абортов? Я вот не уверен, что знаю, как проводятся аборты – мне кажется, что там используют что-то вроде вакуума, это всё, что я знаю.

Совершенно верно. Я думаю, что оба движения – и прочойс, и пролайф – должны давать людям всю информацию, касающуюся абортов. Людям нужен доступ к такому количеству информации, которое необходимо, чтобы сделать правильный выбор. Никто не хочет, чтобы за него решали – хорошо это или плохо, делать или не делать аборт. Но я считаю, что если ты делаешь аборт, ты должна иметь всю информацию за и против, в первую очередь, с медицинской точки зрения.

 

Расскажи, каково чувствовать себя интернет-знаменитостью? 

О, это ужасно утомительно. Я не работала целую неделю, очень мало спала и в основном просиживала сутками за компьютером. Хах, да я добрую сотню часов провела перед экраном. У меня даже начались серьезные проблемы со зрением, ну знаете, когда глаз все время дергается. А еще у меня закончился весь запас еды на кухне, правда. Но это все неважно — я чувствовала, что помогаю людям.

 

Какие ответы ты в основном получала?

В письмах и комментах была смешанная реакция, как ты можешь себе представить. В целом, благодарности и поддержки было больше, чем негатива. На протяжении всей жизни проекта я получала красивые откровенные письма от людей со всего мира. Они делились со мной очень личными историями о беременности, абортах, изнасилованиях, домогательствах и воспитании детей. Это как будто после долгих поисков люди нашли место, где не считается аморальным делиться такими вещами. Ведь тема абортов в обществе настолько табуирована, что у многих людей даже не было возможности получить поддержку или помощь. Грустно наблюдать за такой изоляцией.

8b23d979342662f1d7785efd94eecce9

То есть, в большинстве случаев реакция положительная?

За выходные мой материал был размещен на главной странице catholic.org и в некоторых популярных пролайф-блогах. После этого мне стали приходить письма от верующих христиан, полные злости и ненависти. Я получила один комментарий, в котором была ссылка на сайт thisismyabortion.org, и после этого я написала следующее:

“Привет всем! Я получила много комментариев за последние 24 часа и у меня уже не вызывают удивления такого рода фразы: “Как жаль, что твоя тупая мамаша не сделала аборт, тогда бы ты точно не смогла пудрить мозги девушкам”. И еще – “Ты на голову больная сука”.

А также что-то вроде – “Неужели вы не знаете, что аборт это грех? Бог вас накажет! Молюсь за вас”.

Я считаю, что каждый человек имеет право на свое мнение, но я не думаю, что мой сайт – это место для выражения чьей-либо ненависти, запугивания или пропаганды своих религиозных убеждений. Я хочу, чтобы сайт никому не причинял вреда, поэтому все комментарии подобного рода будут удаляться. thisismyabortion.com был создан, чтобы показать людям, что аборт – это совсем не то, что нам показывают на той известной фотографии мертвого плода. 

Гневные письма или любые разновидности вышеуказанных комментариев могут быть направлены на такие сайты, как thisismyabortion.org, где представлена другая точка зрения на аборты, и которая, может быть, лучше подходит вам. Кажется, сайт принимает электронные письма”.

Я не могу передать, насколько это важно, чтобы сайт оставался безопасным для людей, которые хотят поделиться своими историями, не чувствуя себя виноватыми. Даже то, что кто-то “молится за меня” в этом контексте выглядит унизительно и угрожающе. В мире и так уже много ненависти и запугивания, с которыми может столкнуться человек.

 

Как ты думаешь, если ли способ убедить тех, кто протестует перед абортариями, что они не правы? Или это именно тот вопрос, который будет вечно делить Америку пополам?

Я думаю, что права человека должны признаваться и уважаться, они должны стать системой и получить законный статус. Законодатели должны принять закон по защите права женщины на выбор, а также обеспечить клиникам безопасность. Я считаю, что должны быть законы, регулирующие деятельность протестующих, например, законы, которые определяли бы минимальное расстояние протеста от клиники. Ведь для всего есть время и место.

Я получила письмо от одной женщины-католички, которая сказала мне, что лично для себя она выбирает пролайф, а для всех остальных поддерживает прочойс. Она никого не осуждает и не считает, что ее работа – диктовать кому-то, что хорошо, а что плохо или продвигать свои идеи, как единственно верные. Она живет в мире с ее богом и не чувствует необходимости учить кого-то своим идеалам и ценностям. Она вдохновила меня, потому что она показала мне, как один человек может быть в мире и со своим выбором и с выбором других.

Наша страна всегда отличалась религиозным многообразием и люди всегда по-разному защищали свои религиозные убеждения. Но я думаю, что если бы люди всех вер объединились бы в поддержку прав женщины, как неотъемлемой части прав человека, то ситуация действительно бы изменилась. Ведь в конце концов право на выбор вероисповедания – это то же самое, что и право человека выбирать, что делать со своим телом.