Синдрома токсического шока среди молодых женщин

В первые недели 2016 года четверо мичиганских подростков лежали на больничных койках, все как один страдая синдромом токсического шока (СТШ) – редкой и смертельно опасной, но предотвратимой бактериальной инфекцией. Все эти подростки – девушки, все они пользовались тампонами, и все они живут на западе Мичигана.

В прошлом году мы очень много писали об СТШ, инфекции, вызываемой штаммом стафилококковых бактерий, который переносит 33 процентанаселения. Тампоны, изготовленные с применением синтетических материалов, могут создать идеальный рассадник для стафилококка, где он может множиться и атаковать организм подобно вторжению на Омаха-Бич в день «Д», как сказал мне прошлой осенью один исследователь. Учитывая, что это заболевание долгое время считалось эпидемией 80-х, в последнее время было очень много историй о женщинах, отправленных из-за этой инфекции в больницу; в Мичигане недавние случаи даже называли «вспышкой СТШ».

Брайан Хартл, эпидемиолог из Управления здравоохранения мичиганского округа Кент, не привык к случаям СТШ вообще, не говоря уже о нескольких подряд. «Четыре случая в течение месяца – такое мы однозначно видим нечасто, – поведал мне он. – По сути, это первые случаи СТШ, зарегистрированные в округе Кент за достаточно долгое время».

Не вполне ясно, почему эти четыре случая произошли в столь маленькой географической области. Но их оказалось достаточно, чтобы заставить управление Хартла связаться с управлением здравоохранения штата, которое затем скооперировалось с Центрами по контролю и профилактике заболеваний, а также подало отчёт в FDA (ещё не опубликованный) об используемых девушками конкретных марках тампонов.

Одна из этих девушек – 15-летняя Райли Уиттен из Гринвилля (Мичиган), которая заболела сразу после Нового года. Её отец, Нейт Уиттен, заявляет, что Райли пожаловалась на боли во всём теле в воскресенье, 3 января. «Она пришла домой после тусовки с какими-то приятелями, ей нездоровилось, она приняла горячую ванну и пошла спать», – заявил он. В понедельник, 4 января, она не пошла в школу, а осталась дома, и не показала признаков выздоровления на следующий день. Именно тогда, по словам её отца, они с женой и обратились к семейному врачу – но врач сказал, что без жара или кашля причины для визита нет.

Вечером во вторник Райли стало хуже. «Честное слово, я знал, что что-то не так только потому, что она сидела и мучилась страшной болью, она даже прилечь не могла без стонов», – заявил Уиттен. Её привезли в отделение экстренной медицинской помощи, где анализы на грипп и спинальный менингит показали отрицательные результаты. Однако вскоре тело Райли начало отказывать: давление резко упало, у неё появилась почечная недостаточность, лёгочная недостаточность – по словам Уиттена, «шли разговоры [о] пересадке сердца».

Райли перевезли по воздуху из Гринвиля в Детскую больницу имени Хелен Девос в Гранд-Рапидс, где она провела девять дней подключённой к аппаратуре жизнеобеспечения. Лишь тогда Уиттен услышал, как врачи начали говорить об СТШ. «До того, как мы попали в больницу имени Девос, я даже не знал, что такое СТШ, – поведал её отец. – С того момента они, по сути, определили его, но не были уверены на 100 процентов».

Диагностировать токсический шок может быть трудно, поскольку его симптомы(жар, рвота, сыпь) похожи на многие другие болезни. В прошлом году от СТШумерла 13-летняя девочка после того, как врачи неправильно идентифицировали её симптомы как обычное внезапное острое расстройство пищеварения.

Стоило поставить Райли диагноз, как она чудесным образом выздоровела – только голосовые связки слегка пострадали. Но если исследователи знают, что наиболее высокая вероятность заразиться СТШ – у юных девушек вроде Райли (чем старше человек, тем больше вероятность, что у него уже накопились антитела, способные побороть инфекцию), то почему врачи и производители тампонов не делают больше для предотвращения этого?

В 1980 году частота СТШ составляла шесть случаев на 100,000 женщин в возрасте от 19 до 44 лет: в том году им в США заболели 772 женщины. К 1986 году частота снизилась до одного случая на 100,000 женщин; этой статистикой и сегодня пользуются чаще всего. Однако другие исследования указывают на то, что на самом деле частота выше, особенно среди более юных девушек. Она, возможно, ближе к 4 случаям на 100,000 женщин, а предупреждающие этикетки на некоторых коробках с тампонами сообщают о частоте до 17 случаев на 100 000среди пользователей тампонов. Если не принимать во внимание обновлённые исследования, трудно с точностью определить, насколько распространён СТШ сегодня, однако недавно зарегистрированные случаи показывают, что он явно не изжит.

Боб Брэнд, представитель Kimberly-Clark, которая производит Kotex (марку, которой пользовалась Лорен Вассерман, потерявшая ногу после заражения СТШ), заявляет, что его компания слышала о случае Райли Уиттен. «Мы всем сердцем переживаем за Райли и других молодых женщин, а также их родственников, которым довелось иметь дело с этим редким, но крайне серьёзным заболеванием», – поведал он в письменном заявлении.

Брэнд указывает на то, что тампоны не являются причиной СТШ, но «данные указывают на то, что пользование тампонами может повысить риск СТШ. Именно поэтому каждая коробка с тампонами содержит информацию и предупреждения об СТШ, а также конкретную инструкцию по применению, которая, если ей следовать, снизит риск».

Я спрашиваю Брэнда по телефону, достаточно ли предупреждения для того, чтобы поставить девушку-подростка в известность о том, что СТШ не остался в прошлом.

«Мы полагаем, что предупреждения ясны, и полагаем, что информация ясна, – заявил он. – Полагаю, что то, что [частота СТШ] резко упала, указывает на то, что предупреждения делают своё дело».

Однако Филип Тьерно (профессор микробиологии и патологии из Школы медицины Нью-Йоркского университета) полагает, что предупреждений недостаточно. Все случаи СТШ в Мичигане произошло с юными девушками, которые более прочих уязвимы для СТШ, особенно если тампоны изготовлены из синтетических ингредиентов.

В 1980-е годы исследования Тьерно показали связь между синтетическими ингредиентами в тампонах и СТШ. И хотя многие из этих ингредиентов уже не используются в тампонах, один используется до сих пор – вискозный шёлк. По словам Тьерно, за исключением 100-процентно хлопковых тампонов, все тампоны на рынке изготовлены с применением вискозного шёлка, и такие гораздо более доступны, чем их полностью хлопковые аналоги. Однако даже FDAназывает связь между искусственным шёлком и СТШ «необоснованными утверждениями».

«Я ни разу за всё время работы с СТШ не получал такого результата, чтобы все хлопковые [тампоны] вызывали токсический шок, – поведал Тьерно, который исследует синдром токсического шока уже более 30 лет. – Все нынешние тампоны, которые изготавливают крупные производители, – это смесь вискозного шёлка и хлопка». А это значит, что большинство женщин пользуются ими, а не менее доступными хлопковыми.

Тьерно говорит, что одна из наиболее серьёзных проблем состоит в том, что люди считают, будто СТШ остался в прошлом. «Токсический шок случается до сих пор, – заявил он. – Люди не знают, что в настоящее время это проблема. Это и будет оставаться проблемой, если не произойдёт нечто иное».

Депутат Кэролайн Махони из Нью-Йорка активно выступала за более безопасные тампоны с 1990-х годов. Она говорит, что, несмотря на редкость СТШ, за ним необходимо следить. «В прошлом году мы узнали о нескольких громких случаях СТШ, и отчасти причина в том, что СМИ уделяют этому больше внимания, – заявила она, – а также в том, что этому уделяют больше внимания женщины».

В марте прошлого года Махони снова внесла на рассмотрение свой Закон Робин Дэниелсон о безопасности средств женской гигиены, законопроект, который будет способствовать исследованиям средств женской гигиены. С 1997 года она вносила аналогичное законодательство на рассмотрение уже девять раз, и каждый раз его «заворачивали» в комитете.

«Вопросы женского здоровья часто замалчивают, не только во время наших дебатов о политической программе в Конгрессе, но и во время национального диалога», – сказала она, отметив, что всплеск случаев СТШ в 1980-е приписывали сверхвпитывающим тампонам, которые впоследствии были убраны с рынка.

«В данный момент у нас недостаточно доказательств связи с современными случаями, которые мы наблюдаем, но именно поэтому нам нужно больше исследований. Нам нужно докопаться до сути этого».