Мы просто любим изменять — социология секса

«Сейчас время поколения тех, кто не влюбляется, и тех, кто не вместе. Но мы, по-видимому, точно вместе, потому что мы боимся увидеть друг друга с кем-то другим».

Дрейк сказал это почти пять лет назад. Он был прав тогда, и сегодня эта мудрость не утратила актуальности. Эти слова из песни в особенности относятся к моей жизни и жизни моих сверстников, которые любят выкладывать в Instagram фото с сопливыми подписями из Tumblr, потому что романтический вопрос моё поколение определяет просто: мы все терпеть не можем, когда нам разбивают сердца, и всё же мы все, вероятно, при этом разбиваем сердце другому человеку.

Молодёжь этой эпохи, проклятое поколение нулевых, в СМИ окрестили «полиамурной», то есть испытывающей навязчивое желание спать и/или встречаться с несколькими людьми. Некоторые люди слепо этому верят: они любят говорить, будто главное здесь – «возвращение к человеческой природе», к тому времени, когда образ западного брака ещё не появился и не заставил нас всех обманом верить в истинную любовь и бриллианты от DeBeers. Другие считают, будто это всего лишь оправдание для измен, побочный продукт поколения, слишком сильно помешанного на сексе на первом свидании.

Достоверных цифр (да и вообще каких-либо данных), которые подтверждают наличие корреляции между повышением частоты полиамурных отношений и рождением столь ненавидимого поколения нулевых, не существует, однако сложно отрицать, что популярность приложений вроде Tinder и Grindr является приметой нашего времени. Но ещё не вполне общепризнано то, как обходиться с ревностью, приходящей вместе с этим безумным желанием иметь несколько партнёров, или то, как это переходит в реальные отношения.

Мы связались с Джиллиан Дери, специалисткой по социологии секса и профессором Университета Саймона Фрейзера. Дери написала книгу под названием Love’s Refraction («Преломление любви»), в центре внимания которой – то, как в полиамурных парах справляются с ревностью и учатся любить своего партнёра, любящего других людей. Мы поговорили о том, почему кажется, будто моим сверстникам так необходимо изменять, и действительно ли сопляки вроде меня готовы решиться на открытые отношения.

 

Как бы вы описали, что такое полиамурия?

Джиллиан Дери:Полезно различать полиамурные отношения и немоногамные отношения. Люди, которые являются полиамурными, как правило, обладают эмоциональной связью более чем с одним человеком, в отличие от людей, которые просто встречаются со всеми подряд. Люди, которые в душе, как правило, моногамны и просто встречаются со всеми подряд, пока не остепеняются, не обязательно полиамурны, так как полиамурные люди, как правило, хотят дружбы, глубинных связей или, возможно, любви с несколькими людьми.

 

Существуют ли доказательства в пользу существования людей, способных отключить сигнализацию своей ревности и состоять в открытых отношениях без противоречивых эмоций, которые мы связываем с моногамией?

Определённо существует множество людей, которые так поступили, у нас просто нет исследований, которые бы действительно это подтверждали. В моём [исследовании] ревность может находиться в диапазоне от лёгкого укола неловкости до полноценного нервного потрясения. В теории, на которой я сосредоточилась в особенности, существует слово «комперсия», слово, придуманное полиамурными людьми для обозначения противоположности ревности. Это когда партнёр на самом деле ощущает удовольствие от другой любви своего партнёра. Интересно, что официально в словаре английского языка нет обозначающего это слова: единственный возможный исход того, что вы с кем-то другим, известный нам в западном обществе, – это ревность.

Это можно хорошо понять на таком примере: ваш брат, сестра или родитель по-настоящему преуспевает, вы за него рады – вероятно, если не завидуете, не ревнуете! [смеётся] Вот это и есть комперсия. Я изучала, как полиамурные люди обеспечивают возможность комперсии в отношениях.

 

Эта идея комперсии – это нечто надуманное или некоторые люди действительно более склонны к тому, чтобы быть менее ревнивыми?

Кто знает? Возможно, это зависит от конкретных отношений и от того, насколько спокойно вы себя чувствуете. Можно быть с человеком, который заставляет вас пылать от ревности, и с другим человеком, благодаря которому вы просто чувствуете себя спокойно. Часто это связано с динамикой власти и с тем, куда идут отношения, или с наличием или отсутствием потенциала для роста. Существует также диапазон ощущения ревности: некоторые люди могут проработать её и ощущать комперсию в большей степени, чем привыкли ранее. В начале отношений или в конце отношений мы, как правило, более ревнивы, потому что хотели бы знать, как чувствует себя другой человек или не утратил ли он интерес.

 

Мои ровесники очень много говорят о том, что моногамия неестественна, потому что её так трудно поддерживать. Для того, чтобы оставаться с одним человеком, почти что нужен более высокий уровень самоотверженности и самоосознания. Сказали бы вы, что немоногамность ближе человеческой природе?

Интересный вопрос. Полагаю, это крайне индивидуально. Очень часто, говоря о моногамии, мы выдвигаем о её границе множество предположений. Ну, знаете, например: вы никогда не будете фантазировать о ком-то другом, вы никогда не станете смотреть на кого-либо другого, вас никогда не будет привлекать кто-либо, кроме вашего партнёра. Я не думаю, что моногамные отношения так работают – так, чтобы один человек вписывался во все эти категории.

Что более естественно? Я на самом деле не уверена; было бы несправедливо сказать, что мы не социализируемся с рождения. Если вы вырастаете со строгим религиозным воспитанием, оно может изменить то, что для вас является правдой о любви и сексе. Не существует точного соотношения природы и воспитания, которое распространяется на всех. Тем не менее, то, что большая часть человечества не являлась моногамной и мы наблюдаем то же самое даже в животном мире, склоняет меня к мысли о том, что мы не предназначены для строгой моногамии.

 

Считаете ли вы, что людям, пытающимся перейти на полиамурные/открытые отношения или попробовать их, кажется, будто их отношения здоровее, так как измены уже не являются серьёзной проблемой?

Полагаю, диалог о том, как именно вы себя чувствуете и где находятся эти границы, полезен для любых отношений. Если влечение табуировано, оно будет только возрастать. Если вы можете высказать это или признать это и поговорить об этом, то вы на самом деле можете это нейтрализовать. Очень многие моногамные отношения распадаются, потому что кого-то начинает влечь к кому-то другому, и этот человек не может придумать, как с этим справиться, и поэтому начинает досадовать. Проблемой становится тот человек, с которым он связан.

Люди думают, будто, если посмотреть на сторону [в моногамии], то это указывает на то, что вы недостаточно любите этого человека. Это опасно, потому что это может разрушить настоящие связь и узы. Я бы посчитала, что соблазн изменить был бы меньше, если бы вы были более открыты по отношению к другим в вопросе вашего влечения. В полиамурии измены – это нарушение правила, это не обязательно сексуальная исключительность.

 

Почти все известные мне люди, попробовавшие открытые отношения, потерпели неудачу, потому что кто-нибудь начинает завидовать тому, сколько людей по сравнению с ним подцепил партнёр. Является ли это распространённой тенденцией в полиамурных отношениях?

Необязательно, это требует планирования и зрелости. Одному партнёру, возможно, будет хотеться по три свидания в неделю, а другому, может, всего по одному в месяц. Обычно больше проблем вызывает определение чего-то по умолчанию, потому что в этом случае кажется, будто нужно двигаться либо слишком медленно, либо слишком быстро для одного человека. Разница может быть в том случае, когда этим довольны оба.

Существует очень много вещей, которые могут случиться в полиамурных отношениях, но, на мой взгляд, самое сложное из того, с чем людям приходится иметь дело, – это время и ревность. Времени нужно очень много – не только на свидания, но и на общение вокруг них.

 

Считаете ли вы, что именно этот аспект и отпугивает людей от попытки вступить в открытые отношения?

Конечно. Это требует больше времени и предусмотрительности, что сопровождается некоторой тревожностью, но это не неисследованная территория. Есть столько плюсов. Это в значительной мере снимает стресс, связанный с тревогой из-за серийной моногамии и ярлыков, и это удовлетворяет то любопытство, которым, как вы заметили, как правило, обладают представители поколения нулевых. Это вариант, который работает, особенно в культуре с таким множеством вариантов, такой доступностью, столь распространённым сидением вTinder. Сосредоточиться может быть очень трудно, а нам нравиться иметь возможность управлять.