Что будет, если загрузить наш разум в компьютер?

С самого зарождения компьютерной науки люди мечтали о создании машин, которые смогут сохранять наши воспоминания и наше сознание после распада наших тел. Эмуляция всего мозга, или загрузка разума, всё ещё находится на грани научной фантастики. И всё же некоторые из ведущих нейробиологов мира считают, что технологии для переноса нашего мозга в компьютер не за горами.

Но, если бы мы могли загрузить наши умы в компьютеры, стоило бы это делать? Некоторые видят в этом следующую главу человеческой эволюции. Другие опасаются, что обещание бессмертия явно преувеличено и что отправка наших мозгов в виртуальное облако без тщательной оценки последствий может обернуться катастрофой.

«Я думаю, что такая загрузка возможна, но я просто не уверена, что этот виртуальный мозг будет настоящими нами», сказала мне по телефону Сюзан Шнайдер, философ, которая изучает природу ума и сознания. «Это может быть хорошая технология для достижения многих целей, но мы действительно должны думать о последствиях».

Шнайдер не единственная кто серьёзно воспринимает эту научно-фантастическую тему; философы из Оксфордского Института будущего человечества недавно выпустили доклад о технологических требованиях для эмуляции всего мозга. Но скорее всего, нет никого, кто бы относился к этому серьёзней, чем Рэндал Коэн – специалист по вычислительной нейробиологии, целью жизни которого является загрузка себя и всего человечества в компьютер.

«Разум основан на работе мозга, а мозг, как и всё в биологии, это определённый механизм», рассказал мне Коэн, когда я говорил с ним по телефону. «Это означает, что мы говорим об обработке информации в компьютере».

Нравится нам это или нет, но с вычислительной точки зрения наш мозг может быть просто большей и более сложной версией мозга насекомого.

Для Коэна мечта превратить эту биологическую машину в небиологическую (из метала и пластмассы) всегда была глубоко личной. В детстве он чувствовал, как его сдерживают ограничения собственного тела и ума, и начал задавать себе вопрос, как их можно преодолеть.

«Я чувствовал, что мне хотелось исследовать так много разных вещей, но я не мог взяться за всё сразу, потому что мой мозг не работает достаточно быстро, и я не проживу достаточно долго, чтобы осуществить все эти проекты», говорит он. «Если у вас есть компьютер и вы хотите сделать его лучше, то можно выяснить, как это сделать. Поэтому я подумал о том, как можно улучшить разум? Как мог бы я иметь лучшую память и более быстрый мозг?»

Решение было простым: нужно построить новый мозг. Мозг, который может быть дополнен и обновлён со временем; мозг, который будет освобождён от биологического системного оборудования.

«Для нас, как для биологического вида, тот факт, что у нас есть ограничения в способности адаптироваться к различным проблемам, является огромным риском в долгосрочной перспективе», сказал Коэн. «Имея сознание, которое может работать на различных субстратах и менять то, что оно способно сделать, мы сможем создать такую долгосрочную адаптацию».

Когда Коэн учился в колледже в начале 90-х годов, концепции эмуляции всего мозга практически не существовало. Он сосредоточился на областях, которые, как он чувствовал, могли бы быть полезны для решения его проблемы, включая физику, теорию информации и электротехнику. Он получил степень доктора в области вычислительной нейробиологии в Университете Макгилла (McGillUniversity, Канада), изучая, как формируются и передаются воспоминания.

После окончания учебы стратегия Коэна заключалась в том, чтобы разработать стратегический план на пути к эмуляции всего мозга, и поэтому он переходил от одной работы к другой, чтобы продвигать исследовательские задачи, получать новые знания и увеличить круг единомышленников. После исследовательской должности в нейрофизиологической лаборатории и работы в качестве директора отдела нейроинженерии в компании FatronikTecnaliaInstitute в Испании, в 2010 году Коэн получил работу руководителя исследований в Halcyon Molecular, биотехнологическом стартапе, который поддерживали соучредители PayPal Питер Тиль и Элон Маск.

«Они [компания Halcyon] хотели заработать деньги, делая синтез ДНК, и использовать это для стимулирования роста в области искусственного интеллекта», говорит Коэн. «Это было хорошее место для меня, потому что они поощряли меня прикладывать все усилия для эмуляции всего мозга».

Именно во время своего пребывания в Halcyon Коэн познакомился с Эдом Бойденом, нейробиологом из Массачусетского технологического института MIT.

«Я пригласил Эда пообщаться и мы закончили наш разговор на том, как можно было бы записывать активность мозга. Он принёс идеи, которые мы обсуждали, в Массачусетский технологический институт, и сформировал там группу, которая создавала карту физики активности головного мозга».

Эта группа, целью которой было отобразить активность каждого нейрона в мозге мыши, выросла за рамки стен MIT. Их работа в конечном итоге привлекла внимание Вашингтона и помогла простимулировать инициативу администрации Обамы под названием BRAIN (что расшифровывается как «Brain Research Through Advancing Innovative Neurotechnologiеs» – «Изучение мозга путём развития инновационных нейротехнологий»), а также работу Национального института здравоохранения (NIH) и Агентства перспективных исследовательских оборонных проектов (Darpa), которое поддерживает учёных, работающих над созданием инструментов для отображения активности 100 миллиардов с лишним нейронов в человеческом мозге.

Примерно в то же время в 2013 году ещё более амбициозный проект под названием HumanBrainProject набирал обороты по всей Атлантике. Имея более чем 100 партнеров исследовательских институтов и 1 миллиард евро начального финансирования, эта программа, поддерживаемая Европейским Союзом, работает над созданием имитации суперкомпьютера и охватывает всё, что мы знаем о работе мозга.

«В некотором смысле сейчас возникла потребность в функциональной записи в мозгу», сказал Коэн. «Это побудило меня изменить направление своей миссии».

Когда компания HalcyonMolecularтихо прекратила свою работу в 2012 году, Коэн самостоятельно создал CarbonCopies.org – организацию, которая является центром для растущей сети сторонников «загрузки разума». Коэн перевёл свой фокус с создания карты структуры и функций человеческого мозга на развитие оборудования, на котором будет работать наше «загруженное сознание».

На данный момент это влечёт за собой работу с архитекторами чипа CM1K – самого передового «нейроморфного» чипа, который имитирует то, как наш мозг обрабатывает информацию. По словам Коэна, чип CM1K, который включает более тысячи одновременно работающих синтетических нейронов, в настоящее время совершенствуется и разрабатывается для задачи эмуляции всего мозга.

В некотором смысле все четыре столпа плана по «загрузке разума» – создание карты структуры и функций мозга, а также создание программного и аппаратного обеспечения для его эмуляции – являются сейчас предметами активного исследования. Если мы возьмём оптимистический взгляд Коэна, то в течение десяти лет мы сможем иметь технологии для полного отображения и эмуляции очень простого мозга – такого, как у плодовой мушки дрозофилы, который содержит около 100 тысяч нейронов. И именно тогда идея оцифровки человеческого мозга действительно становится реальной, потому что, нравится нам это или нет, но с вычислительной точки зрения наш мозг может быть просто большей и более сложной версией мозга насекомого.

«Если у вас есть инструменты, чтобы извлечь данные из мозга дрозофилы, то в принципе, вы можете сделать то же самое с человеческим мозгом», сказал Коэн. «Нейроны и синапсы, и глиальные клетки очень похожи. На более позднем этапе это становится проблемой политики и экономики, а не науки и техники». Оценки того, сколько памяти потребуется, чтобы сохранить человеческий мозг, расходятся от примерно одного до 1000 терабайт (приблизительно 10 терабайт нужно для хранения всей печатной коллекция Библиотеки Конгресса).

И это снова возвращает нас к вопросу о том, является ли загрузка человечества на чип действительно хорошей идеей. Это может очень сильно зависеть от того, что мы пытаемся достичь. Если мы просто пытаемся сохранить знания и опыт, содержащийся в наших умах, их копирование в виртуальное пространство кажется вполне логичным. Но если цель – это продление жизни, и если мы спрашиваем, можно ли переносить человеческое сознание на компьютерный чип, то ответ гораздо менее ясен.

Это потому, что хотя мы и сделали феноменальные успехи в отображении структуры «проводки» человеческого мозга, мы по-прежнему знаем очень и очень мало о происхождении сознания, о том внутреннем опыте, который делает нас чем-то большим, чем просто очень умными калькуляторами.

Красота нашего существования заключается в том, что мы не просто обрабатываем информацию, а мы чувствуем»,считает профессор Шнайдер. «Могут существовать создания, которые обрабатывают тот же объём информации, что и мы, но которые не имеют наших внутренних переживаний».

И если мы воспользуемся загрузкой технологий, не понимая при этом, что такое сознание, мы можем непреднамеренно совершить цифровое самоубийство.

«Хотя кремний и кажется нам потрясающей средой для вычисления, вероятно, тем не менее, что он не может хранить сознание», добавила она. «Я не думаю, что есть хорошее научное доказательство этому, но мы должны рассматривать такую возможность».

Даже если сознание может быть воспроизведено в кремнии (как верят многие нейробиологи) здесь есть ещё один более тревожный вопрос: будет ли ваша загруженная копия настоящим продолжением вас.

«Я считаю, что если вы загрузили ваш мозг в компьютер, то независимо от того, существует ли всё ещё ваш биологический мозг, эта копия действительно является продолжением вас».

Как объясняет Шнайдер, идея того, что человек может достичь бессмертия через такую загрузку, основывается на предположении, что человеческий разум – это по существу программа, которая может быть скопирована и запущена в другой среде.

«Я думаю, что если бы вы закодировали всю мою информацию до последней детали, то да, вы могли бы тогда вывести алгоритм, который использует такой же мыслительный шаблон, как и мой мозг», сказала она. «Но есть существенная разница между описанием реальности и самой реальностью. Если ты умрёшь, а я создам новое существо, которое будет идеальным описанием тебя, то это не означает, что этот человек и есть ты».

В качестве эксперимента давайте представим, что бы произошло, если бы какой-то человек по имени Джо прошёл неразрушающую загрузку сознания, то есть, если бы его мозг выжил после такой процедуры. Какая версия Джо – оригинальный кусок мяса или цифровая копия – была бы реальной? Или они оба имеют равное право на его личность, его финансовые активы и его семью? Вы можете себе представить, сколько такая ситуация вызовет противоречивых этических и правовых вопросов.

Если загрузка будет совершенна, то в результате мы получим сознательные существа со своими правами, и нам придётся относиться к ним как к людям, даже если они не мы», сказала Шнайдер.

Коэн менее озабочен этими проблемами идентичности личности. По его мнению, существует очень мало научной поддержки понятия о том, что сознание не может быть передано.

«Многие люди беспокоятся о том, есть ли что-то особенное в сознании, чего мы не могли бы охватить, фиксируя функциональные аспекты мозга», говорит он. «Но мы не видели никаких доказательств того, что есть что-то за пределами этого. Каждый раз, когда мы смотрим на определённую функцию, она зависит только от аппаратного обеспечения в головном мозге».

Коэн также берёт радикально другой курс в проблеме двух тел. Он подозревает, что наша интерпретация сознания как качества, связанного с одним разумом, может быть ничем больше, чем просто восприятием. Так же, как наше понимание физического мира фильтруется через пять органов чувств, или как определение себя неразрывно связано с нашим ограниченным биологическим опытом. Возможно, мы можем выйти за пределы индивидуального сознания, и развиться в вездесущих существ, как персонаж Кью (Q) из «Звёздного пути».

«Я считаю, что если вы загрузили ваш мозг в компьютер, то независимо от того, существует ли всё ещё ваш биологический мозг или уже нет, эта копия действительно является продолжением вас», сказал он. «Я думаю, что много наших страхов связаны с тем фактом, что у нас есть очень наивное и простое понимание того, как возникает наше «я» и как мы оказались здесь».

Если вас немного тревожат вопросы переноса сознания, цифрового клонирования, и прыжков в континуум, вы можете утешить себя тем, что всё это на самом деле еще невозможно. И в течение нашей жизни не станет возможным. Но по мере того, как цифровая сфера расширилась, чтобы насытить наш мир, мы все столкнулись с личным выбором, создавать ли нам границы вокруг наших отношений с технологиями.

Решение загрузки разума ничем не будет отличаться. Независимо от того, надеемся ли мы повысить наш интеллект, обмануть смерть, или оставить свою виртуальную копию, чтобы продолжить наши земные проекты, ненасытное желание выйти за пределы наших смертных «я» свойственно человеку. Есть ли награды, которые оправдывают этот риск? Это трудный выбор, с которым мы все сталкиваемся так или иначе.