Что происходит с беременными порноактрисами?

Как-то в воскресенье Бонни Роттен смотрела футбол у себя в гостиной, когда на экране появился комментарий к одной из её фотографий на Instagram:

«Так она перестанет сниматься в порно или будет одной из тех отвратительных ужасных мамаш?»

Комментарий был оставлен в ответ на фотографию, где Роттен была запечатлена со своей двухнедельной дочкой. Она не ответила. Роттен говорит, что она старается не подкармливать троллей, но комментарии вроде этого стали обычным делом с тех пор, как 22-летняя бывшая порноактриса в мае прошлого года объявила, что беременна.

«Каждый божий день мне приходят самые нелепые комментарии, – рассказала мне она. – «Какая ты мать?», «Как, ты думаешь, будет чувствовать себя твоя дочь, когда её друзья расскажут ей, что её маму имела в задницу толпа парней?» или «Как, по-твоему, ты будешь растить ребёнка, когда всё, чем ты зарабатываешь — это сосание члена?». Просто какая-то глупая фигня, весь день напролёт, со всех сторон».

Роттен перестала сниматься в феврале 2015 года в преддверии своей беременности. Она находилась на пике своей карьеры; в 2014 году она стала второй самой молодой девушкой, которая когда-либо выигрывала премию «Лучшая исполнительница года» на церемонии AVN Awards. Но она говорит, что её беременность изменила её жизнь и её карьеру.

По словам Марка Шпиглера – одного из ведущих порноагентов в Лос-Анджелесе, который представлял таких актрис, как Роттен, Сашу Грей и Асу Акиру – его клиентки беременеют «крайне редко». Впрочем, когда такое случается, большинство из них выходят из игры.

«Мне особо нечего сказать по этой теме, – сказал мне Шпиглер, – потому что когда девочки беременеют, они обычно уходят из порноиндустрии».

Когда порноактрисе Дане Весполи было 33 года (она была замужем за своим партнёром – порноактёром Мануэлем Феррара), она решила, что хочет родить ребёнка. Но когда они с Феррара начали стараться зачать ребёнка, это повлияло на её подход к работе: ей пришлось идти на меньший риск со своим телом.

Прежде всего, она стала сниматься только в лесбийских сценах и работать с меньшим количеством людей, поскольку «вы более предрасположены к инфекции, когда вы так часто взаимодействуете с различными людьми, разной флорой».

Весполи, которая работала в индустрии развлечений для взрослых на протяжении 11 лет, прекращала сниматься на протяжении большей части своей беременности. После родов она осознала, что возвращение к работе будет испытанием для её тела, пережившего роды. Порноактрисы используют свои тела в качестве инструментов для своей работы; новоиспечённые мамы используют свои тела в качестве инструментов для кормления или воспитания своих детей. Весполи решила, что объединять это всё в одном слишком затратно.

«Я кормила грудью всех своих детей, – сказала Весполи, которая сейчас воспитывает троих детей, – и моё тело не чувствовало себя так, будто оно полностью принадлежало мне на протяжении того времени. Мне казалось, что оно принадлежало моим детям. Я не хотела, чтобы кто-то другой трогал мою грудь, или не хотела подцепить ЗППП и быть вынужденной принимать антибиотики. Это действительно плохо для младенца».

Роттен вторит этой мысли: «Я – человек, который очень предан своему делу, – сказала она. – Я либо буду отдавать всю себя карьере исполнительницы, либо материнству. Я не могу заниматься и тем, и тем».

Тогда как это может быть стандартным путём, в порноиндустрии существуют способы заработать на своей беременности. Сьерра Симмонс была первокурсницей в Колледже штата Флорида в Джексонвиле, когда они с её парнем узнали, что ждут ребёнка. Симмонс предавалась мечтам о работе в индустрии для взрослых, чтобы закончить колледж, а когда её тест на беременность оказался позитивным, она приняла своё решение.

«Я училась и старалась платить за это, – говорит теперь уже 20-летняя специалист в области биологии. – Мне нужны были деньги, чтобы всё сделать, и я переживала, что не занимаю себя работой с 9 до 5».

Её парень, согласный с тем, что им нужны были деньги, дал ей зелёный свет. «Я сказала что-то вроде «OK, отличненько», – сказала она. – Я пошла вперёд и взяла на себя обязательства».

В отличие от Роттен и Весполи, Симмонс решила использовать свой раздувающийся живот в качестве своего преимущества. Она начала работать с фетишами, исполняя роли на тему инцеста, как например, «Папочка сделал меня мамочкой». Также она полагала (и надеялась), что таким образом её узнает меньшее количество людей.

«На самом деле очень маленькое количество людей увлекаются порно с беременными, – говорит она. – Я посчитала, что не так много людей будут смотреть его, поэтому я не волновалась о том, что кто-то может об этом узнать».

Весполи со временем вернулась в порноиндустрию, но её тело безусловно уже не было прежним. Вернуться в форму было не проблемой, а её дети родились при помощи кесарева сечения, поэтому ей не следовало волноваться о вагинальных разрывах. Но её грудь изменилась из-за грудного вскармливания («она была сдутой», – сказала она), поэтому, когда её близнецам исполнилось два года, она сделала пластическую операцию по увеличению груди.

С тех пор, как Роттен стала молодой мамочкой, у неё нет планов о возвращении в порноиндустрию в качестве актрисы. Она вложила деньги в компанию по производству секс-игрушек, а также она планирует отправиться в бурлеск-тур позже в этом году. Но в то же время она говорит, что рада своему решению обзавестись семьёй и уйти из порно-бизнеса.

«Это самое странное чувство в мире, – говорит она, – но это и самое лучшее чувство в мире».