Что происходит с вундеркиндами с возрастом?

В детстве вы когда-нибудь ели землю? Бросали шоколадное печенье в стакан молока, а затем кушали эту кашицу руками? А любили проходить всякий тесты, но набирали менее 97 процентов? Да? Ну, тогда вы, скорее всего, не были ребёнком-гением. Но вы, наверное, уже в курсе, потому что этим утром вы идёте на работу не в лабораторию нейробиологии в Королевском Колледже.

Из новостей DailyMail и документальных фильмов Channel 5 о вундеркиндах вы знаете, что жизнь вундеркинда может сложиться хорошо (если ребёнок как Моцарт и его музыку будут всё ещё слушать спустя 200 лет после его смерти) или плохо (если, восхваление и ожидание неординарных результатов приводит к неудачам и жизни полной страданий).

«Очень опасно, когда ребёнка представляют как гения и относятся как к гению, потому что 99 процентов этих гениев долго не выдерживают», говорит скрипач и дирижёр Джулиан Рахлин. «Моя семья и друзья никогда не относились ко мне как к гению. Ко мне относились, как к маленькому Джулиану, который любит создавать музыку, поэтому я никогда не чувствовал себя гением».

Рахлин начинал в Консерватории Вены в 9 лет и в 13 уже начала выступать на профессиональной сцене. В 1988 году он получил титул «Молодой музыкант года» на Евровидении, ему тогда исполнилось 14 лет. «Моцарт был вундеркиндом, скрипач Иегуди Менухин был вундеркиндом, но, безусловно, не я — я был обычным ребёнком».

Так что, как он говорит, он вовсе не вундеркинд.

Как и Джулиан, Лавиния Редман тоже музыкант. Гобоистка, которая стала финалисткой конкурса BBC«Молодой музыкант года» в 2010 году, она уже выступала как профессионал, будучи ещё подростком. «Я не сожалею от том, что начала в таком раннем возрасте, кроме того, что раннее начало, особенно в игре на духовых инструментах, может привести к приобретению плохих привычек», говорит она.

Будучи подростком, Олли Бейкер удивил мир, когда распотрошил старую Konica (а позже Leica) камеру и заменил внутренности на цифровые, сохраняя при этом оригинальный дальномер. «Мне очень повезло, что мои таланты полностью совпадают с моими интересами, и эта работа была полностью результатом моих интересов и увлечений», рассказал он мне. «Я начинал проект на деньги, пожертвованные в рамках стипендиальной программы общенациональной инженерии, так что у меня был большой выбор, на что их потратить. Это обеспечило мой интерес к проекту, и я был сам себе работодателем, клиентом, и мотиватором».

child-prodigies-all-grown-up-839-body-image-1433361520

Энн-Мари Имафидон самый старший ребёнок в семье, которая получила звание «самой умной семьи Британии» от SkyNews. Потрясающие дети Имафидон все сдали GCSE в возрасте 10 лет или младше, а самые маленькие, близнецы Питер и Паула, сделали это в 6 лет. Имафидоны являются доказательством того, что природа способна на собственную селекцию, но Энн-Мари утверждает, что у неё было нормальное детство.

«Теперь, когда я старше, я ценю возможности, которые у меня были в детстве, гораздо больше, а также ценю уроки, которые я получила очень рано», говорит Энн-Мари, которая пару лет назад основала Stemettes, организацию, которая стремится вовлечь больше молодых женщин в науку. «Например, как вести себя с людьми, и даже уверенность в себе и чувство собственного достоинства. Имея такой опыт достаточно рано, я получила прочную, устойчивую базу. С каждым днём работы с молодыми девушками, я всё меньше и меньше воспринимаю это как должное. Нет ничего лучше, чем с уверенностью получить А-уровень в 11 лет!»

Если у вас есть тяга к успеху в детстве, само собой разумеется, что эта тяга будет только увеличиваться во взрослой жизни. Дети гении не получают нормальный формирующий детство опыт (например, разрезать червя пополам и обнаружить, что можно получить двух червей),потому что они уже функционируют на уровне, который большинство людей достигнет только после нескольких лет обучения, включая периодические гормональные истерики и прокраструбацию. «Когда вы позже начинаете сдавать свои тесты А-уровня», говорит Энн-Мари, «эти экзамены больше не беспокоят вас, потому что вы сдали их, когда были так молоды, и они были настолько несущественными тогда».

«Мне следовало делать больше разнообразных дел», говорит Габриэль Кэрролл, доцент экономики в Стэнфорде. «Я в основном остановился на нескольких вещах, которые у меня хорошо получались, и развил их. Самая главная вещь: решение математических головоломок».

В седьмом классе Кэрролл получил самый большой балл по тесту SAT в своем родном штате Калифорния, в том числе максимальные 800 баллов по математике. Потом последовали две золотые медали на Международной олимпиаде по математике, а также научные степени Гарварда и Массачусетского Технологического Института, сейчас он преподаёт в Стэнфорде. Но, Кэрролл не совсем в восторге от детства вундеркинда, как некоторые из его «коллег».

«Я не занимался спортом, поп-музыкой», говорит он. «Я не научился просить о помощи. Я не ходил на свидания до 20 лет, например. Это сделало меня не приспособленным к поражению, что является слабостью, с которой я продолжаю бороться».

Энн-Мари начала свой путь к А-уровню в 11 лет и стала магистром Оксфорда в 17 лет. Её опыт получения высшего образования был деформированным: никакого алкоголя или наркотиков или секса, но очень много бдительного контроля со стороны прессы и преподавателей.

«Мои родители никогда не заставляли меня заниматься музыкой и всегда любили меня только потому, что я их сын, а не из-за моих достижений», говорит Джулиан, скрипач и дирижёр. «Они на самом деле не хотели, чтобы я был музыкантом, в хорошем смысле, потому что они знали, что быть профессиональным музыкантом крайне сложно. Мы эмигрировал из Советского Союза в Вену, когда мне было три года, так что, как вы можете себе представить, мы приехали в Вену с £200 и всё. Никакого знания немецкого языка, никаких связей, ничего. Они хотели обеспечить мне хорошее детство».

Как и Джулиан, гобоистка Лавиния утверждает, что её родители никогда не принуждали её к музыке. «Играть на гобое, вы не можете начать также рано, как на струнных инструментах или пианино, так что я думаю, мне повезло. Я начала в девять лет, и мне было очень интересно. Мои родители очень поддерживали меня, и именно я подтолкнула их разрешить мне играть на гобое».

Для большинства из нас тема перехода во взрослую жизнь вращается вокруг преимущественно пива Foster’s комнатной температуры, антиугревого тоника Clearasil, и формы налогообложения P45. Взросление определяется не более, чем алкоголем и бюрократией. Неудивительно, что всё становится немного сложнее, когда вы покидаете период поклонения своему раннему таланту.

«Я ощущала особого к себе отношения или наблюдения за моими действиями и поступками, когда была ребёнком», говорит Энн-Мари. «Я не знаю, может меня защищали меня от этого, но в настоящее время я чувствую, что за мной наблюдают. В основном люди, которые интересуются, что будет дальше, и использовала ли я свои навыки наилучшим образом».

Для фотографа Олли давление финансовой поддержки, которую он получил для своего проекта, начало диктовать то, как ему работать. «Я больше не работаю только в своё удовольствие, хотя это не уменьшает моей радости от работы», говорит он мне. «Работа для реальной цели, как денежной, так и создания продукта для продажи, даёт мне больше целеустремлённости и позволяет мне оправдать трату времени и денег на мои проекты».

Переключение Габриэля с математики на экономику шокировало энтузиастов-вундеркиндов, но это был переход, о котором он думал долго и серьёзно. «Вероятно, самая большая разница в том, что в детстве все идут по хорошо протоптанной дороге: прочти эту главу, ответь на эти тестовые вопросы. У меня это отлично получалось», говорит он. «Моим самым большим достижением было решение головоломок, которые создали и уже решили другие люди. Будучи взрослым, вы должны наметить свой собственный курс».

«Мои амбиции и мотивация несколько изменились. В детстве я любил получать призы. Мне нравилось хвастаться и привлекать внимание. С меня хватит. На данный момент я просто хочу быть хорошим человеком, что намного труднее».

Лавиния сейчас изучает музыку в Лондоне, немного медленнее, чем в детстве. «С начала занятий в музыкальном училище моя игра прогрессировала, но не так быстро как я ожидала, когда я поступила, то обнаружила, что всё достаточно сложно», говорит она. «Поступив в музыкальное училище, я почувствовала себя маленькой рыбкой в очень большом пруду, и это было очень трудно».

«В детстве мне многое сходило с рук, в основном из-за инструмента, на котором я играю. Я сталкивалась с некоторой критикой в юности, как исполнитель, но вся она была очень конструктивной. Когда я была младше, я в основном получала прекрасные комментарии, но, к сожалению, я полагалась на природный талант намного дольше, чем должна была. В свои поздние подростковые годы я могла бы работать больше и усерднее».

child-prodigies-all-grown-up-839-body-image-1433361724

В свои 40 Джулиан принадлежит к поколению старшему, чем Лавиния, Энн-Мари, и Олли (хотя у него по-прежнему ангельское молодое лицо поп-звезды восточного типа).

«Взрослеть приятно, потому что вы получаете всё больше и больше жизненного опыта», говорит он. «Я ещё не совсем старый, всё относительно. У меня за плечами почти три десятилетия опыта игры, но я до сих пор очень вдохновлён (особенно сейчас с моей дирижёрской деятельностью), так как передо мной открывается целый новый мир. Одни и те же концерты — для меня, они, как совершенно новые работы».

Трудно поверить, что через тридцать лет после его дебютного концерта, он чувствует себя настолько бодрым. Когда я надавил немного, он уступает, «Да, конечно, всё меняется с возрастом, взгляды. Темп меняется, интерпретация меняется, и это очень захватывающий путь. Я чувствую, что я не в середине, а в начале этого пути».

Начало, середина, и конец более заметны для простых людей, как мы. Когда мы рождаемся, мы тупые, как пробка, мы не можем читать, или писать, или ходить. В середине, мы узнаем, как выживать и зарабатывать себе на пропитание и оплату счетов. А потом, в конце концов, мы часто оказываемся там, откуда начали.

Для вундеркиндов начало, середина и конец размыты. Я спросил у старшего поколения, могут ли они посоветовать что-то новому поколению вундеркиндов, учитывая, что после многих лет признания и восхищения, взрослая жизнь может быть весьма шокирующей для их эго.

«Делайте то, что, по вашим ощущениям, хорошо для вас и всегда подталкивайте себя», предлагает Энн-Мари. «Получайте от этого удовольствие, но подталкивайте себя — это в итоге окупится».