Работая в ресторане, я начал ненавидеть детей

Добро пожаловать в Ресторан Исповедей, где мы беседуем с подковёрными голосами ресторанной индустрии. Наши собеседники – это люди как с кухни и «закулисья» ресторанов, так и с видимой обывателю зоны. В этот раз мы говорим с официантом из голландского ресторана, который не любит, когда в ресторан приходят дети.

Когда я начинал свою работу в ресторане несколько лет назад, я любил детей.

Когда я видел папашек с несколькими малышами на буксире, я ворковал со своими коллегами о том, какие они все милый. Коллеги надо мной смеялись и говорили: «Погоди …».

Сейчас я уже не такой поклонник детей, как был раньше. Множество семей, которых мне пришлось обслуживать, заставили меня снять мои розовые очки и увидеть истину: дети – это террористы в миниатюре, и обычно их родители ни чем не лучше.

Моё рабочее место может быть описано как семейный ресторан, что означает, что здесь всегда есть дети. Это то, что обеспечивает ресторану клиентов. Большую часть времени это даже немного забавно, но воскресенья – это отдельные дни. В выходные дни половина Амстердама решает сходить в ресторан со своими детьми. Когда наш ресторан наполняется маленькими, но ужасно громкими клиентами, ресторан превращается в большой детский сад.

Дети – это террористы в миниатюре, и обычно их родители ни чем не лучше.

Поскольку дети – это дети, и они постоянно хотят играть, это становится даже опасным. У нас есть книжки-раскраски и карандаши, но это не работает, когда дело доходит до развлечений. Чтобы избавиться от избытка энергии, дети бегают между столиками. Они также любят играть в футбол и ездить на роликах. Но даже сидя на полу со своим игрушками, они создают реальную опасность для официантов.

Когда вы идёте к столику с подносом горячего кофе, вы должны быть очень хорошо натренированы на преодоление препятствий. Дети в ботинках, к которым прикреплены колёса, врезаются в меня, и моё сердце на мгновение останавливается. И не только потому, что я еле удерживаюсь на ногах, но и потому, что родители винят меня, если их блюда выглядят теперь не так изыскано, или того хуже, разливаются напитки.

Самое ужасное было, когда я чуть не упал на малыша. Я помню, как шёл к столу с несколькими подносами в руках, когда из ниоткуда внезапно появился передо мной ребёнок. Инстинктивно, я попытался увернуться его. Оказалось, что в момент паники, я перепрыгнул через малыша, который ползал по полу между столами. Этот инцидент меня очень разозлил. Все в ресторане смотрели на меня, а ребёнок мог серьёзно пострадать, но самое худшее случилось, когда я попросил родителей забрать своё потомство с пола. Они смотрели на меня, как на монстра, который не любит детей.

Мы не можем поставить табличку, как в бассейнах «Бегать запрещается». Иногда мне кажется, что было бы неплохо написать в меню предупреждение о том, что родители несут ответственность за своих детей. Или написать это на стене большими буквами. Кажется, что это очевидные вещи, но каждое воскресенье, я теряю голос, после того как детям, которые бегают как маньяки, по много раз напоминаю, что бегать здесь не положено. Я не говорю, что шумные и активные дети являются результатом плохого воспитания. Но, похоже, родители думают, что ужин с друзьями и детьми в ресторане – это отличная возможность отдохнуть от своих детей.

Как будь-то я – няня на детском празднике и что-то пошло не так. Но это, простите, не входит в мои обязанности.

У нас много заказов на воскресенья от больших компаний родителей с детьми. Часто, это молодые родители, которые заказывают много вина, а их дети играют друг с другом. Взрослые расслабленны и непринужденны, ведь они находятся в замкнутом пространстве, где, как они предполагают, сотрудники будут следить, чтобы их дети не покидали помещения. Это означает, что они не следят за своим потомством, которое эффективно превращает нас, сотрудников, в нянь, пока мы также работаем, принимаем заказы и обслуживаем столики.

Родителям нравится то, что наш ресторан обслуживает детей и это меня бесит. Я уже научился говорить «нет» людям, которые просят, посадить детей за отдельный столик. Извините, мамочки и папочки, но обслуживать столик трёхлетних детей – это уж слишком. Как будь-то я – няня на детском празднике и что-то пошло не так. Но, это, простите, не входит в мои обязанности.

Также, часто дети забирают все чистые столовые приборы со свободных столов. К тому же они постоянно разливают соки на скатерти, и шумят так, что другие посетители жалуются. Если я не знаю чей ребёнок, я сам прошу его успокоиться. К сожалению, родители часто не очень ценят мою просьбу. Они сердятся на меня или считают, что мои просьбы – это оскорбление их как родителей. Часто я слышу ответы: «Я сама буду решать как мне говорить с моим ребёнком» или «Это не добавляет имиджа вашему ресторану».

Что бы мы ни делали, нам вряд ли удастся когда-либо изменить это. Один из родителей жаловался, что мы не даём его ребёнку «наслаждаться его детством», и что мы не предоставляем настольные игры, в то время как другой родитель говорит, что цветные карандаши – это старомодно. Остальные наши клиенты, те, которые без детей, жалуются на тех, кто с детьми.

И, люди, которые часто жалуются на детей, кажется, ненавидят их. Им кажется, что туалеты пахнут использованными подгузниками, грязными пелёнками и детскими кремами. Им не нравится, когда рядом женщина кормит ребёнка грудью, а они едят, и угождать таким людям раздражает не меньше, чем угождать клиентам с детьми. Я полностью их понимаю, но если вы действительно не хотите, чтобы рядом с вами был ребёнок, идите в другой ресторан.

Детские салфетки валяются по всему ресторану.

Я не должен говорить это, но, по сути, наш ресторан разделён условно на две зоны: «для клиентов с детьми» и «клиентов без детей». К нам поступают просьбы от клиентов, чтобы мы посадили их в зоне, где нет детей. Мы всегда говорим им, что у нас нет такой зоны, и что мы не можем обещать, но мы садим семьи в одной части ресторана, и других посетителей в той части ресторана, где более тихо. Существует, безусловно, спрос на рестораны, куда детей не пускают, но никто не смеет сказать это вслух.

Как я уже говорил: воскресенья – самые сумасшедшие дни недели. Это не только потому, что труднее работать и обслуживать столики, но и потому, что мы должны играть няню и иметь дело с дополнительными жалобами от людей, у которых нет детей. Это в три раза больше работы, чем обычно. Заказы сложнее, потому что дети хотят, чтобы их основное блюдо было подано тогда, когда родители едят ещё закуски. Мы постоянно бегаем туда-сюда на кухню с небольшими контейнерами и бутылочками. Одним родителям нужна тёплая вода, другим – холодная. Когда столик освобождается, мы занимаемся тем, что отковыриваем пасту и пиццу с томатным соусом от стульев, скатерти и стола, а столик похож на зону стихийного бедствия. Детские салфетки валяются везде. Я уже ненавижу эти влажные, грязные салфетки.

Когда я прихожу домой после воскресенья, у меня ощущение, что я работал 24 часа без остановки. Энергия буквально выливается из меня, я – как пустой стакан. Я падаю на кровать и не могу двигаться до следующего утра. Одно могу сказать наверняка: я ещё не готов находиться долгое время возле детей.