Ваш мозг под БДСМ: почему он вызывает кайф

Что происходит у вас в голове, когда вас порют? Научные исследователи и профессиональные доминатрикс говорят об эндорфинах и всех остальных нейрохимических веществах, благодаря которым бондаж так восхитителен.

Нельзя отрицать, что понимание механизма работы человеческого организма может обеспечить впечатляющий секс. В конце концов, как бы это ни было избито, мозг – это самая большая эрогенная зона, и БДСМ здесь не исключение.

Это может вызывать в голове образы бондажа, дисциплины, садомазохизма, доминирования и подчинения, но многие люди, практикующие БДСМ, списывают приятную боль своего фетиша на прилив эндорфинов, сопровождающий исполнение их фантазий. Существует даже слово, обозначающее состояние разума и тела сабмиссива во время и после БДСМ-игры по согласию: сабспейс; его часто описывают как ощущение «пребывания на плаву» или «полёта».

«У всех нас эндорфины привязываются к рецепторам опиатов, естественным образом облегчая боль, – объясняет метресса Мэделин Марлоу, профессиональная доминатрикс, также работающая исполнительницей и режиссёром на Kink.com, ведущем производителе БДСМ-контента. «Поскольку в БДСМ-игру могут входит обмен властью и мазохистские действия, эндорфины – один из самых распространённых [вырабатываемых] нейромедиаторов».

Ещё в далёком 1987 году БДСМ-активист и писатель доктор Джефф Мэйнс выдвинул гипотезу, что БДСМ-практики стимулируют выработку эндорфинов, но учёные ещё не выяснили, какие именно отношения связывают нейрохимические вещества и садо-мазо. Однако сабспейс действительно существует: доктор Брэд Сагарин, основатель исследовательской группы Science of BDSM и профессор социальной и эволюционной психологии Университета Северного Иллинойса, сравнил его с эйфорией бегуна, ощущением эйфории и повышенной переносимости боли, которое бегуны испытывают после длительного забега. Вот только, конечно же, одно вызывается мельканием асфальта под ногами, а другое – свистом плети в воздухе.

В исследовании 2009 года под названием «Hormonal Changes and Couple Bonding in Consensual Sadomasochistic Activity» («Гормональные изменения и привязанность в паре при садомазохистских практиках по согласию») доктор Сагарин обнаружил, что уровень кортизола с течением сцены повышается у подчиняющихся и снижается у подчиняющих. Этот эффект был воспроизведён в последующих исследованиях группы: одном предварительном исследовании 2016 года, измерявшем исполнительное функционирование мозга (т.е. основной контроль над нашими мыслями, эмоциями и действиями) после участия в БДСМ, а также другом, обнаружившем, что участники экстремального садо-мазо-ритуала, известного как Танец Душ (подразумевающего временный пирсинг кожи с прикреплением гирек или крючков), в течение всего ритуала демонстрировали повышение уровня кортизола.

«Как и многие потенциально напряжённые или экстремальные впечатления (к примеру, прыжки с парашютом, хождение по огню), этот стресс вызывает реакцию у человеческих тел во время занятия БДСМ, – заявила Broadly исследовательница из Science of BDSM Кэтрин Клемент. – Мы интерпретируем эти контрольные результаты так: когда люди занимаются БДСМ-игрой (в качестве получателей ощущений) или экстремальными ритуалами, их организмы вырабатывают гормон, обычно связанный со стрессом. Однако мы также обнаружили, что люди субъективно сообщают о снижении у себя психологического напряжения, так что здесь нет связи между тем, что испытывает тело, и тем, что воспринимает человек».

Для своего исследования 2016 года о функционировании мозга, по признанию Клемент, группа не стала напрямую измерять активность мозга («для этого потребовалась бы фМРТ, а её сложно было бы внести в БДСМ-сцену»). Вместо этого участники её исследования выполнили Струп-тест – нейропсихологическую оценку, широко применяемую для выявления повреждений мозга, – перед сценой и после неё. «Нижние демонстрируют гораздо худшие результаты по этой оценке после сцены, между тем как верхние не демонстрируют никаких отличий», – говорит Клемент.

Из исследования они сделали вывод, что изменения в исполнительном функционировании являются результатом того, что мозг перенаправляет поток крови от функций более высокого порядка к функциям более низкого порядка. В своём материале для «Guardian» доктор Сагарин рассказал, что это «временное нарушение способности мозга выполнять исполнительные функции» часто сопровождается «ощущениями пребывания на плаву, спокойствия, искажения времени, а также жизни здесь и сейчас».

«Мы интерпретируем эти изменения как доказательства существования сабспейса, изменённого состояния сознания, которое могут испытывать люди, получающие ощущения (нижние)», – говорит Клемент.

Но как насчёт психологического сабспейса, ощущаемого теми, кто переживает нефизическую игру, к примеру, унижение, пет-плэй и другие фетиши? По словам Марлоу, именно здесь оказывается полезным понимание поведенческой психологии.

Щелчок сапога – это нейтральный стимул в сочетании с безусловным стимулом, заключающимся в вылизывании сапога дочиста. Это – приобретённый рефлекс.

«В контексте унижения и пет-плея огромную роль в том, как разворачиваются подобные фетиши, играет классическое и оперантное научение. Классическое научение, прославленное экспериментом с собакой Павлова, подразумевает помещение сигнала до рефлекса, – объясняет Марлоу. – Давайте будем думать об этом в том сценарии, где домм и саб наслаждаются паппи-плеем. Домм может использовать в качестве сигнала щелчок своего сапога, за которым последует привилегия для щенка, заключающаяся в вылизывании сапога дочиста. Щелчок сапога – это нейтральный стимул в сочетании с безусловным стимулом, заключающимся в вылизывании сапога дочиста. Это – приобретённый рефлекс».

Оперантное же научение подразумевает подкрепление или наказание после определённого поведения. «В контексте унижения оно может использоваться для наказания и последующего подкрепления поведения, пока оно не исправится. Скажем, нижний приходит ради пеггинга. Он принял решение не брить себе анальное отверстие, [несмотря на то, что] домм предпочитает страпонить бритый анус. Вместо того, чтобы получить сеанс пеггинга своей мечты, он подвергается унижениям от своего домма. Я гарантирую, что когда он придёт на игру в следующий раз, это отверстие будет мягким, как у младенца. [И] как только саб получит пеггинг своей мечты, он подкрепит добровольный выбор бриться».

Сноу Мерси, профессиональная доминатрикс с докторской степенью по биохимии, выполнила обзор отрецензированных исследований, и по её словам, за исключением исследования доктора Сагарина, существует очень мало научной литературы и эмпирических данных об отношениях между биопсихологией и БДСМ.

«Не могу сказать, что воспользовалась научными данными о нейрохимических веществах для создания более продуманной сцены, [но] я обожаю изучать научную сторону БДСМ, – говорит она. – На мой взгляд, исследования БДСМ – это относительно новая область. Насколько я могу судить, не опубликовано больше никаких исследований, показывающих связь между БДСМ и нейрохимическими веществами».

Более того, большинство современных научных исследований, посвящённых БДСМ, в гораздо большей степени сосредоточены на оспаривании и развенчании его связи с психопатологией. В то же время, один из старейших справочников о садомазохистском поведении и отношениях «Psychopathia Sexualis», под авторством Рихарда фон Краффт-Эбинга в 1886 году, уничижительно называет эту практику и тех, кто ей занимается, ненормальными; эта тенденция продолжила существовать в области психиатрии при Зигмунде Фрейде и других выдающихся психиатрах своего времени.

В 2006 году результаты исследовательского проекта доктора Памелы Коннолли с участием 32 человек, по собственному признанию, практикующих БДСМ, высказало догадку, что, «хотя психоаналитическая литература предполагает, что среди людей, практикующих БДСМ, должен быть распространён высокий уровень определённых типов психопатологии, данная выборка не показала высоких уровней и распространённости психопатологии по психометрическим показателям депрессии, тревожности, обсессивной компульсивности, психологического садизма, психологического мазохизма или ПТСР».

Результаты, полученные Коннолли, поддерживаются проведённым в 2016 году нидерландским исследованием на 902 БДСМщиках, опубликованным в «Journal of Sexual Medicine» и пришедшим к выводу, что люди, практикующие БДСМ, «менее невротичны, более экстравертны [и] более совестливы», чем 434 респондента в контрольной группе. Это свидетельствует о том, что БДСМ – залог благоприятных психологических характеристик.

Обратят ли теперь учёные свой взор на определённые психологические и биохимические явления, происходящие во время сцен? Клемент говорит, что её исследовательская группа в настоящее время интересуется началом работы с окситоцином на основе своей работы, «указывающей, что БДСМ-партнёры во время сцен испытывают повышенную близость в отношениях». Также существует вероятность дальнейших исследований роли, которую эндорфины играют в связи с сабспейсом и БДСМ в целом. «Мы не исследовали эти вещества в связи с БДСМ, так что не можем давать комментарии. Однако существует возможность того, что изменения в этих веществах связаны с переживаниями сабспейса у нижних», – говорит она.

Мерси, разумеется, ожидает в будущем проведения исследований связи между мозговой активностью и садо-мазо. «С дестигматизацией БДСМ, – говорит она, – я надеюсь увидеть больше исследований физиологии этой практики».